культура

Екатерина Гусева: «Театр придет к простоте и чистоте»

1

 

На сцене Центрального Дома работников искусств состоялась премьера рок-оперы «Карамазовы». Это абсолютно новый взгляд на великий роман Ф. М. Достоевского. Рок-опера стала неким синтезом современного театра, основанного на минимализме концептуального концерта, где внимание приковано к артисту, который существует в стихии музыки.

 

В актерскую команду спектакля вошло настоящее созвездие популярных артистов мюзикла, театра и кино, в их числе и российская актриса театра и кино, певица, заслуженная артистка России Екатерина Гусева (мюзиклы «Граф Орлов», «Анна Каренина», «Иисус Христос – суперзвезда», «Красавица и чудовище», «Звуки музыки»). О новой интерпретации великого произведения, об атмосфере и эмоциях зрителей и о том, каким станет театр в будущем, актриса рассказала журналу «Столица Москва».

Екатерина РУДЕНКО

 

– Екатерина, можно поздравить вас с премьерой? «Уникальный проводник, который языком поэзии и музыки поможет понять глубинные смыслы самого сложного произведения Достоевского» – так о ней пишут сами организаторы и отзываются зрители. Расскажите, что за атмосфера обволакивает всю постановку рок-оперы «Карамазовы»?

2– У меня появилась возможность прикоснуться к этому талантливому событию, действу, из ряда вон выходящему. Рок-опера «Карамазовы» – это что-то уникальное, при том, что это некоммерческий проект, не много рекламы, но вы видите – зал буквально трещит от публики. Сработало так называемое «сарафанное радио»: когда кто-то уже посмотрел и передал другому восторженные отклики – новые зрители, новые эмоции и мнения. Поставил спектакль и собрал такую команду режиссер и актер Александр Рагулин, он же написал музыку и стихи. У меня была возможность не просто к этому прикоснуться, но и оказаться внутри вместе со своими друзьями, близкими мне людьми. Евгений Вальц исполняет роль Иисуса в мюзикле «Иисус Христос – суперзвезда», где я играла Марию Магдалину, мы работаем с ним в Театре им. Моссовета. С Александром Рагулиным мы играли в мюзикле «Граф Орлов», где он – граф Орлов, а я – Екатерина II. С Ольгой Беляевой мы работали вместе в мюзикле «Звуки музыки», а сейчас попеременно выходим с ней в роли Анны Карениной в Театре оперетты. Игорь Балалаев был графом Орловым, графом Монте-Кристо, сейчас он – Каренин. То есть мы все – одна большая актерская семья. Мы друг друга понимаем, чувствуем, любим, знаем. Поэтому и сейчас в спектакле особое партнерство и особая энергетика.

 

– Многие издания пишут, что рок-опера «Карамазовы» – это свежий взгляд на классику. Чем данная постановка отличается от классической?

– Во-первых, это музыка. Музыка и поэтический текст. И какой он сильный! Здесь есть вкрапления Достоевского, например, мой монолог Грушеньки. Именно рок-опера придает произведению и существованию героев Достоевского такой нерв. Ведь это действительно как оголенный нерв, пружина. Люди, доведенные до отчаяния, стоящие между любовью и ненавистью, между жизнью и смертью. И, конечно, музыка в спектакле – мощнейшее выразительное средство, подчеркивающее всю его суть. Как мне кажется, найден очень правильный музыкальный жанр. Я счастлива!

 

– Все произведения Достоевского очень глубокие, можно сказать, даже тяжелые. Получилось ли у вас прочувствовать свою роль? Какая она, ваша Грушенька?

3– В принципе, как все женщины Достоевского. Он исследует этот женский образ из произведения в произведение, изучает, где-то даже обостряет, где-то находит новые грани. Это когда и ангел, и дьявол в женщине в одном лице. Это и черное, и белое. Это и Соня Мармеладова, и Настасья Филипповна, которую я сейчас играю в Театре имени Моссовета в спектакле «Идиот». Можно сказать, я уже «размята» этим автором, возможно, поэтому было не так трудно войти в новый материал – я в нем нахожусь.

 

Между раем и адом женщина, которая притягивает зло, в то же время не желающая этого и жаждущая света. Надлом, внутренний надрыв, метания… Однобокие персонажи, мне кажется, не интересовали Достоевского. У него все время какие-то противоречия, индивидуализм, особенно женский, который он исследовал из роли в роль, из образа в образ, из романа в роман. И одна из таких героинь – Грушенька, в которой звучит, звенит сильная, красивая и особенная русская природа.

 

«Будущий театр за простоту. Как луковка, когда шелуху всю снимаешь, до сердцевины добираешься и начинаешь плакать. Театр придет к простоте и чистоте».

 

– 2019 год – Год театра в России. Как вы видите развитие театра сегодняшнего и театра будущего?

4– Мне кажется, что театр сегодня востребован как никогда. Сегодня нас окружает большое количество гаджетов, это даже уже не модное слово. Мы воспринимаем очень много информации и картинок. И почему так театр востребован? Потому что здесь, на сцене, происходит что-то настоящее, здесь проявляется человеческая энергия. Здесь люди любят и ненавидят друг друга. Не через экран, не посредством знаков, а вживую. Это настоящие страсти и эмоции. У зрителя в театре раскрывается душа: он начинает сопереживать, хотя, казалось бы, придуманные истории. Но душа современного человека теплеет, она не такая черствая и закрытая.

 

Насчет театра будущего. Вот взять тот же мюзикл «Анна Каренина» – это тоже «машина»: многомиллионные вложения в декорации и в массмедиа. Задействованы восемь мультимедийных движущихся экранов. Меняются изображения, появляются дворцы, тут же Нева, раздвижные мосты. Но чем круче эта вся инсталляция, тем бесценнее простая живая человеческая эмоция. Она даже на контрасте бьет в сердце. Будущий театр за простоту. Как луковка, когда шелуху всю снимаешь, до сердцевины добираешься и начинаешь плакать. Театр придет к простоте и чистоте.
Мне кажется, от многого мы уже очистились и отошли. Был удар, который мы пережили, хотя каких-то театров он не коснулся, где-то он продолжается. Но театр жив, и он вечен.

 

– Во многих своих интервью вы говорите, что не делаете разделения между театром и кино. Но все проекты, в которых вы задействованы, происходят в России. Скажите, с чего начинается ваша Родина?

– Я счастлива, что я нужна. И мне хочется быть нужной. Прежде всего, я нужна своей семье – мужу, детям, бабушке, сестре. Нужна моим зрителям. Чтобы куда-то уехать или рвануть покорять Голливуд – нет, я очень домашний человек. У меня нет амбиций уезжать куда-то. Я работаю здесь, я нужна здесь – и это приятно.

 

5