апк и пищепром

Сельхозмашиностроение: отрасль, живущая надеждами

1

 

Десять лет исполняется международной выставке  производителей сельхозтехники «Агросалон», которая откроется в Москве в октябре. В преддверии этого масштабного форума редакция  журнала «Столица Москва» обсудила наиболее животрепещущие проблемы российского сельхозмашиностроения  и перспективы его развития с президентом Ассоциации «Росспецмаш» Константином Бабкиным. 

Владимир НЕМТЫШКИН, Андрей ВВЕДЕНСКИЙ

 

– Константин Анатольевич, вы почти 20 лет занимаетесь вопросами сельхозмашиностроения. Как вы оцениваете ситуацию в отрасли на сегодняшний день и действительно ли она «поднялась с колен»?

– «С колен» отрасль действительно поднялась, порядка 70 предприятий занимаются сегодня в России производством техники для отечественного сельского хозяйства. И количество таких предприятий только растет. На рынок только в прошлом году было выведено 150 новых моделей машин для нашего сельского хозяйства. Мы наблюдаем стремительное обновление и модернизацию отрасли. А кроме того, растет экспорт сельхозмашин: в этом году он увеличился на 56 процентов. Словом, из кризисной ямы отрасль в целом и российское сельское хозяйство в частности выбрались, но есть масса задач, над которыми надо серьезно и вдумчиво работать, поскольку сохраняются элементы неустойчивости. К примеру, мы очень сильно зависим как от рыночных условий, так и от различных решений государства, при этом происходящие события далеко не всегда вдохновляют. В частности, правительство не определилось, будет ли продолжать выделять субсидии сельчанам на приобретение техники или нет, а если таковые субсидии все же будут, неясно, на каких условиях? Очень неустойчива ситуация с ценами на животноводческую продукцию. Наблюдаются сильные колебания в ценах на зерно. На этом фоне приход инвесторов в машиностроительную отрасль, ориентированную на сельское хозяйство, крайне незначителен. Соответственно, говорить о том, что сельхозмашиностроение – привлекательное место для инвестиций, пока нельзя. Да, отрасль развивается, но в ближайшее будущее смотрит с неуверенностью. Потенциал у нашего сельского хозяйства большой, Россия может и должна обеспечивать сама себя продовольствием. Возвращать в оборот утраченные сельскохозяйственные угодья. И поэтому потенциал у сельхозмашиностроения большой. Но когда он будет реализован в полной мере – пока большая загадка.

Отрасль больше живeт надеждами, чем сегодняшними успехами.

 

– Насколько мы отстаем от ведущих стран мира с точки зрения износа сельхозтехники? Ведь до сих пор на полях мы видим красные комбайны а-ля «Нива». Когда ситуация изменится?

2– Красные комбайны старого образца – то есть произведенные до 1996 года мы действительно видим повсеместно на российских полях. Им больше 20 лет, в то время как нормальный срок службы комбайна не больше 10 лет. И по уровню механизации села у нас действительно большое отставание. Мы в четыре раза отстаем от США и Швеции. В два раза от Германии и Белоруссии. Проблема износа парка техники остра как никогда. Это одно из существенных ограничений роста продовольствия в стране. Техника выбывает из строя быстрее, чем закупается. И эта проблема в данный момент не решается.

 

– Но позволяет ли линейка выпус­каемой российской сельхозтехники на сегодня закрывать все потребности отечественного сельхозпроизводителя?

– В разных сегментах по-разному. По производству комбайнов отечественное производство полностью закрывает потребности, за исключением селекционных машин, у которых очень маленький рынок. Наше предприятие производит весь мощностной ряд. Если говорить о больших тракторах – российские производители в этом полностью обеспечивают наших крестьян. А если говорить о малых тракторах, о технике для животноводства и овощеводства – здесь все очень печально, селяне работают в основном на импортной технике.

 

3– Президент России Владимир Путин трижды за историю своего правления был на предприятии Ростсельмаш и отметил, что в три раза возросло потребление именно российской сельхозтехники. Этот рост обусловлен только конкурентоспособностью по цене или и по качеству в части сравнения с зарубежными аналогами?

– Действительно, четыре года рынок рос. И на самом деле в три раза потребление российской техники выросло. Мы увеличили свою долю в комбайнах с 25 до 80 процентов на российском рынке. Но 2018 год ознаменовался падением. Причины? По техническому уровню наши машины вполне конкурентоспособны. Российские комбайны поставляются в сорок стран мира. Включая Австралию, Канаду, Китай, Германию, Польшу. Проблема в том, что в ряде сегментов мы практически не представлены. И нам предстоит в этом направлении много работать.

 

Порядка 70 предприятий занимаются сегодня в России производством техники для отечественного сельского хозяйства. И количество таких предприятий только растет. 

 

– Ваша компания, однако, часть своего производства перевела из Канады в Россию. А несколько лет назад вы говорили, что такой перевод вообще невыгоден. Так что повлияло на ваше решение?

4– Такой же вопрос мне пять лет назад задал президент Путин. Мы дали ему сравнительный анализ условий работы в Канаде и в России. В Канаде меньше налогов и больше поддержки экспорта со стороны государства. Гораздо меньше затрат на ведение бухгалтерии, проще логистика и дешевле электроэнергия. Плюс масса других факторов, которые мы озвучили президенту. Что с тех пор изменилось? Российское правительство, наконец, запустило программу субсидий для крестьян для приобретения производимой в России техники, 15% процентов техники российского производства государство селянам дотирует. Эти меры стимулировали нас к производству тракторов именно в России. Однако сейчас мы в состоянии не­определенности, потому что на следующий год действие этой субсидии, работавшей четыре года, пока не продлено. Однако хочу подчеркнуть, что на российском рынке конкуренция в части производства тракторов между Ростсельмаш и другими тракторными заводами присутствует, равно как и с западными производителями.

 

– В российских сельхозакадемиях будущих специалистов часто обучают на устаревшем оборудовании. Каковы на этом фоне перспективы подготовки кадров для работы на современной сельхозтехнике?

– Проблема эта застарелая, молодежь неохотно идет на село. Многие вузы оторвались от реалий. И либо оснащены устаревшей техникой, либо у университетов нет даже необходимых технических учебных пособий. Однако за минувшие два-три года в этой сфере наметился некий сдвиг. Деньги на приобретение современных образцов техники и учебных пособий государство все же начало выделять отраслевым альма-матер. Компания Ростсельмаш за свой счет примерно в 35 аграрных российских университетах оборудовала учебные классы, снабдила вузы своей продукцией, образцами комбайнов и тракторов, чтобы студенты воочию увидели технику, на которой в будущем им предстоит работать. И потом, мы организовали стажировки преподавателей на действующем производстве Ростсельмаш. Но нам бы хотелось более активную роль государства в поддержке связей аграрных вузов с производством, в первую очередь машиностроительным.

 

5– А каков сегодня экспортный тренд отрасли и степень его господдержки?

– При росте экспорта на 15 процентов в прошлом году и на 56 процентов в этом наша техника, как я уже сказал, поставляется в 40 стран мира. Правительство основало Российский экспортный центр, который владеет достаточно эффективными инструментами, в частности, субсидирует участие компаний в зарубежных выставках. Страхует экспортные сделки. Иногда выдает льготные кредиты покупателям российской техники. А порой оказывает и политическую поддержку нашим компаниям на зарубежных рынках. Однако этого мало. Господдержка в России должна быть более стабильной и уверенной. В других странах экспортная поддержка измеряется десятками проектов в год, чего не скажешь о нашей стране. ФРГ, к примеру, половину выставочных расходов компаний покрывает за счет федерального бюджета. По этой причине наша техника, особенно на новых рынках, представлена крайне мало. А если ты не участвуешь в выставках, твою продукцию никто не увидит. Опять же стоимость страховки: 4% от стоимости сделки у нас против 2% в той же Канаде. Чувствуете разницу? В России вообще деньги дорогие. Центробанк ведет крайне консервативную политику. Вся экспортная техника продается в кредит с длительной отсрочкой. А при дороговизне кредитов российский комбайн, изначально дешевый, становится при отсрочке в 10 лет весьма дорогим в сравнении с зарубежным аналогом. Словом, российская денежно-кредитная политика тоже является тормозом развития нашей отрасли.

 

На рынок только в прошлом году было выведено 150 новых моделей машин для нашего сельского хозяйства. А кроме того, растет экспорт сельхозмашин: в этом году он увеличился на 56 процентов.

 

6– В начале октября в Москве пройдут Форум и выставка сельхозмашиностроителей «Агросалон-2018», форум юбилейный, проекту исполняется 10 лет. Насколько за эти годы выросла роль выставок в развитии отечественного сельхозмашиностроения?

– Этот форум действительно занимает ключевые роли в развитии нашей отрасли. В его рамках проводится масса деловых мероприятий сельскохозяйственной направленности и выставка сельхозмашиностроения. Это событие общеотраслевого и международного масштаба. Участие в нем – знак престижа и особого статуса. Это своего рода съезд, где закладывается фундамент для решения отраслевых проблем и намечаются точки своего дальнейшего развития, как в машиностроительной сфере, так и в сельском хозяйстве в целом. Безусловно, мы традиционно выступаем организаторами этого события и убеждены, что форум пройдет на высшем уровне и станет чрезвычайно результативным.

 

– В чем вы видите перспективы отечественного машиностроения? Какие шаги необходимо предпринять для ускоренного развития отрасли?

– У России большой потенциал в части развития сельского хозяйства. И мы должны прирасти экспортом. Нашу технику очень хорошо принимают за рубежом. Наша задача заполнить неохваченные сегменты производства. Но основной упор нужно делать на 7интеллектуализацию сельского хозяйства. Отраслевая техника должна стать умной, насыщенной датчиками, компьютерами, машины должны обмениваться друг с другом информацией, как о выполненных работах, так и о состоянии посевов. Необходимо развивать удаленную диагностику сельхозтехники. Расширять спектр профилактики неисправностей у машин сельхозназначения. Словом, будущее за электронными системами. Для достижения поставленных целей надо лишь скорректировать экономическую политику государства, которая, увы, не нацелена на поддержку реальных производителей. Это мы видим в скачке цен на бензин, повышении НДС, в отказе Центробанка снижать ключевую ставку, повышении пенсионного возраста и т.д. Я говорю сейчас о мерах правительства, которые не ведут и не стимулируют развитие реального производства в нашей стране. Нужно не повышать цены на энергоносители, а радикально их снизить с помощью налогового маневра. Поддерживать предприятия, которые вкладывают свои деньги в модернизацию производства. Смягчить денежно-кредитную политику. Иными словами, надо перенастроить экономическую политику государства, перейти от абстрактных целей к проектам реального созидания. Только при выполнении этих условий нашу страну и отрасль сельхозмашиностроителей ждет эра процветания и длительного роста.