машиностроение

Предприятие высокой точности

1

 

Этот завод знают в Москве и Екатеринбурге, Перми и Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге и Ижевске. Владимирский станкостроительный завод «Техника» многие годы является лидером своей отрасли, имеющим репутацию надежного партнера и уникального производителя самого точного оборудования. О том, чем живет предприятие, мы беседуем с председателем Совета директоров ВСЗ «Техника» Сергеем Васильевым.

 

– Сергей Радомирович, история ВСЗ «Техника» очень давняя. Предприятие было основано в 1935 году и имеет в своем багаже впечатляющее количество достижений, и это по праву можно считать поводом для гордости не только заводчан, но и в целом жителей Владимира?

– На самом деле наша история началась задолго до 1935 года и восходит своими истоками к концу XIX века.

В России была промышленная купеческая династия Мальцовых, известная в Российской империи ничуть не меньше, чем семьи Морозовых, Прохоровых или Демидовых. Эта семья владела фабриками и заводами, мало того, у них была даже своя железная дорога. Узкоколейная, зато своя! И проложена она была так, чтобы сырье и продукцию внутри своей фабрично-заводской империи перемещать быстро и безопасно. Вполне очевидно, что на каком-то этапе в этой передовой для своего времени семье родилась мысль построить реальное училище с учебными мас­терскими, в том числе и для ремонта оборудования для своих фабрик. Красивейшие здания, возведены они были во Владимире, неподалеку от Золотых ворот. С течением времени, кроме ремонта, в мастерских стали создаваться различное технологическое оборудование и простейшие механизмы. Так фактически было основано наше предприятие, которое в 1935 году получило статус завода и полностью перешло на профессиональное изготовление станков. Расцвет завода приходится на время, когда предприятие вошло в состав Министерства авиационной промышленности, которое в свое время изготавливало станков с ЧПУ (числовым программным управлением) больше, чем иные ведомства, включая «Станкопром», вместе взятые. Почти половина этих станков делалась на владимирском производственном объединении «Техника».

 

2Объединение производило станки небольших и средних габаритов, весом до 5 тонн, в основном это станки были точные и особо точные, для предприятий приборной и агрегатной промышленности, а также двигателестроения. Именно эта специфика дала нам шанс в 1990-е успешно пройти экономические пороги. И сформировать свое нынешнее лицо, которое имеет устойчивые позиции на станкостроительном рынке. Сегодня мы из пяти классов точности производим станки класса точности от «П» до «С». То есть повышенной, высокой, особо высокой точности и суперстанки точности С. К примеру, круглошлифовальные станки (КШ-400, КШ-600) класса точности «С» имеют точность до десятых долей микрона и соответствуют мировому уровню.

 

– Но круглошлифовальными станками ваше производство, конечно, не ограничивается?

– Разумеется, и помимо круглошлифовальных в активе нашего производства – внутришлифовальные ВШ-200.3, резьбошлифовальные (ВРШ-300.4) станки, они универсальны, а также фрезерные станки с ЧПУ, трех- (ФС-300-02 Р, ФС-300-03 Р – станки инструментального производства), четырех- (МЦ-200 – станок класса точности А) и пяти- (ФС-300-05) координатные, плюс станки токарные (СТПР-160, СТПР-200, АТПП-125, АТПП-160, СТПМ-350 – жесткие, производительные станки с разноразмерностью в партии деталей 5 мкм).

 

Специальные станки, которые для нас совершенно отдельное направление, связанное с особенностями производства и, как следствие, с эксклюзивными требованиями заказчика (СФС-01, СФС-02, АРС-2, АРС-4 – агрегатные станки для обработки железнодорожных сцепок, транспортерных роликов, тормозных гидроцилиндров подвижного состава), (ФСС-4, ФОТ-01, ФОТ-02 – уникальные станки для вихревого высокоскоростного фрезерования многозаходных винтовых канавок в алюминиевых втулках и одновременной, двухсторонней обработки стенок тонкостенных алюминиевых труб, значительной длины, с разнотолщинностью не более 0,05 мм), С-300 В – шестикоординатный станок для обработки твердосплавного инструмента из монолитной заготовки, (А-500, Ф300, К-200 – уникальное оборудование для обработки металлических зеркал, матриц линз Френеля, сложнопрофильной керамики с применением электролитической правки круга).

3

Так, на московской международной выставке «Металлообработка-2017» нами демонстрировался пятикоординатный станок ФС-300-05, предназначенный для обработки материала под названием ситалл. Это стеклокерамический такой материал, созданный на базе стекла, применяемый, в том числе, в оборонной промышленности. Очень необычный. Непростой для механической обработки материал, очень хрупкий, с высокой механической прочностью и твердостью, особенно если речь идет о сверлении точных отверстий малого диаметра и большой глубины. Изготовленный для его обработки станок по-настоящему уникален.

 

Добавлю: говоря о специальном оборудовании, я подразумеваю не только обрабатываемый материал, но и такие факторы, как сложная геометрия деталей.
Например, у РЖД в течение длительного времени технология обработки после восстановления изношенных поверхностей сцепки оставалась на уровне середины прошлого века. Происходило это потому, что форма такой детали не технологична. Поэтому обработка производилась в основном вручную, и ни о какой производительности говорить не приходилось. Взявшись за решение задачи автоматизации производства, наши конструкторы и специалисты-технологи за шесть месяцев спроектировали и изготовили шестикоординатные специальные станки СФС-01, СФС-02, решив эту проблему. Трудоемкость обработки снизилась в разы. В настоящее время четыре десятка станков, изготовленных для РЖД, успешно работают в разных регионах страны.

 

– То есть можно сказать, что сегодня на ваш завод поступают штучные заказы, которые в России выполняет только ВСЗ «Техника», причем делает это с применением новейших технологий?

– Именно так и обстоят дела, мы стараемся шагать в ногу со временем, осваиваем сами и помогаем осваивать новые технологии нашим заказчикам. Неоднократно приходилось нам участвовать в создании оборудования для решения новаторских технологических задач – это и лазерное упрочнение (ЦЛТЮ-3, ЛК-5В, ЛК-5В-Т – лазерные комплексы термоупрочнения крупногабаритных корпусных деталей и тел вращения), и электролитическое шлифование (СИВ-3Э), и обработка деталей сложных форм из керамики (К-200, КШ-3А), и многое другое. Ну и конечно, серьезные задачи по производству станков самого высокого класса точности.

 

4– Владимирский завод «Техника» – единственный в стране производитель прецизионного оборудования высокой точности?

– Скажем так, один из немногих. Еще в семидесятых годах прошлого века, когда «Техника» входила в состав предприятий авиационной промышленности, на предприятие были возложены функции создания станков особо высокой степени точности, и с тех пор в ходе решения этих достаточно сложных задач предприятие постоянно совершенствовало свои возможности в этом направлении, выпуская все более точные станки, и успешно решало поставленные перед ним задачи. Были созданы и серийно производились высокоточные токарные станки и обрабатывающие центры типа ТПУ-125, АТПУ-125, пользовавшиеся устойчивым спросом заводов, в первую очередь за счет своих, казалось бы, взаимоисключающих возможностей, таких как микронная точность и жесткость, позволяющая снимать по стали за один проход до пяти миллиметров. Созданы координатно-расточные станки типа КРС-350 и КР-450, класса точности А, за которые машиностроительные предприятия буквально дрались, многокоординатные точные обрабатывающие центры типа КМЦ-600, до сих пор работающие на некоторых предприятиях, несмотря на свой преклонный, более чем сорокалетний возраст. Много сил было потрачено в свое время (когда «звездные войны» чуть было не стали реальностью) при решении особо важных задач по обработке металлооптики, для изготовления вогнутых и выпуклых сферических поверхностей большого диаметра, – было изготовлено несколько уникальных станков «Сфера-500» с шероховатостью 14 класса чистоты (Ra 0,02 микрометра без нулевой точки в центре).

 

В настоящее время возможности «Техники» по производству высокоточного оборудования базируются на огромном опыте предприятия и множестве собственных разработок самого современного уровня. Это и использование линейных двигателей, и применение шпиндельных опор на гидростатике и гидродинамике, и использование принципов разгрузки подвижных органов с обеспечением граничного трения, и многое другое.

 

– Вы располагаете собственным конструкторским бюро?

– Да. И это важнейший козырь в нашей борьбе за место под солнцем. У нас конструкторско-технологический отдел, насчитывающий 31 человек. Очень опытные конструкторы и технологи, ведущие активную работу по всем четырем направлениям деятельности нашего завода: шлифовальное, фрезерное, токарное и специальное. Такого набора направлений нет на большинстве российских предприятий нашей отрасли.

 

Конструкторы завода «Техника» проектируют самые разные станки всех форм и видов, решая самые сложные задачи. Соответственно, наши производственные мощности позволяют нам изготавливать достаточно сложные виды оборудования. Кроме того, у нас есть все технологические переделы, которые необходимы для изготовления станков. Мы освоили производство синтетического гранита, что позволяет нам ни от кого не зависеть при изготовлении базовых деталей, плюс повышается точность станков, на которых эти детали используются, их термостабильность и виброустойчивость. А помимо этого, у нас на высшем (достойном) уровне налажено заготовительное, механическое и сборочное производство.

 

5– Меры господдержки: пользуетесь ли вы таковой и насколько она результативна для предприятия?

– Государственная поддержка – безус­ловный плюс в жизни любого предприятия. Несколько лет назад мы принимали участие в реализации первого этапа госпрограммы «Станкостроение». А сегодня пытаемся «внедриться» в государственный проект так называемых пилотных партий, в рамках которого, если предприятие выпускает новую продукцию, государство оплачивает ему 50% от ее стоимости. Эта инициатива Минпромторга России для нас интересна и выгодна, потому что потребители зачастую не хотят брать первые партии вновь изобретенных станков, дескать, они не прошли практическую обкатку. Поэтому государство мудро решило: за новейший станок сразу выплачивать 50% его стоимости, т.е. заказчик получает новый станок за половинную цену. Таким образом, выгодно и нам, и потребителю. Конечно, нам очень интересны также государственные субсидии и по НИОКР, потому что перед нашим предприятием появляются иногда достаточно сложные технологические задачи, требующие научно-исследовательских работ, на которые наших сил и средств не хватает. Например, сейчас мы встали перед необходимостью использования для некоторых станков электромагнитных шпиндельных опор, которые еще никем в нашей стране не производились и не применялись (и при этом могут на порядок серьезно повысить точность станков). И, в принципе, мы понимаем, как можно выйти на их создание, но задача настолько сложна и трудоемка, что без серьезных научных разработок (с внешним финансированием) не решаема.

 

– На многих предприятиях часто жалуются на отсутствие специалистов высокого уровня: старики уходят на пенсию, молодежь не всегда квалифицирована. А как обстоит дело с персоналом на вашем заводе?

– Кадровая проблема в отечественном станкостроении не только серь­езнейшая, но и судьбоносная. И решают этот вопрос по-разному. Мы – не исключение. У нас около 170 работающих, а в связи с тем, что номенклатура заказов у нас широкая, рабочие сегодня изготавливают детали для шлифовального станка, а завтра будут делать что-то для фрезерного или специального. Следовательно, важна универсальность. Особенно это касается сборщиков. И чтобы научить сборщика всем премудростям профессии, нужно лет десять. И квалификация наших сотрудников высочайшая. Зачастую наших специалистов переманивают коммерсанты, предлагающие более высокую зарплату. Молодежи мало: у станка работать не особо престижно, считают сегодняшние молодые люди, в почете – эффективные менеджеры. И вот это проблема для производства в целом в стране. В том числе и для нас. Значительная часть нашего коллектива – люди старше 50 лет, лишь четверть от общего числа тех, кому до 30-35 лет, чем мы, конечно, недовольны. Привлечь молодых можно материальным стимулированием. Но мы не всегда можем себе позволить платить молодому специалисту столько, сколько получают его сверстники в автомастерской по соседству. Тем не менее, за молодежь мы стараемся бороться.

 

– Какими вы видите перспективы развития ВСЗ «Техника»?

– У нашего завода два очень серьезных номенклатурных козыря: широкий перечень изготавливаемых точных станков в различных группах и современные технологии, умноженные на промышленные и кадровые возможности. Нам бы очень хотелось производить больше продукции класса точности «С», она дороже, и труд наш здесь значительно ценнее. Если бы мы свой производственный план могли сформировать с точки зрения превалирования точных станков, в том числе токарных и фрезерных, то тогда наша производительность и польза для государства были бы более ощутимыми. Мы бы раза в полтора производили больше продукции, подходя к этому процессу более системно (а спрос на точное оборудование имеется, только сейчас он закрывается в основном за счет импорта). Ведь ВСЗ «Техника» силен не только работоспособностью, но и традициями производства. Наш завод сохранил свои технические и технологические возможности. Приумножает свой экономический потенциал, увеличивая объемы. Однако этот рост мог бы идти ускоренными темпами, если бы нам не пришлось заполнять свой портфель заказов станками класса точности «П», ибо класс точности «П» может сделать кто угодно, включая Китай. А вот класс точности «С» могут делать единицы в мире! И мы – в их числе.