КСО

Территория социального оптимизма

1

 

Рядом с Кольцевой дорогой сельскохозяйственных предприятий уже нет. Те, что были раньше – разорены, а землю распродали под коттеджи. И фактически совхоз имени Ленина – это единственное уцелевшее предприятие, которое не просто выжило, а увеличило производство, расширило социальную сферу. В советские времена это хозяйство было миллионером, а сейчас стало миллиардером.

 

С именем Ленина

2Совхоз поставлял и поставляет в столицу плодово-ягодную продукцию, прежде всего, землянику и яблоки (одни только ягодные плантации занимали 240 га, не говоря уже о садах, простиравшихся более чем на тысячу гектаров) и молоко – в стаде насчитывалось 2,5 тыс. голов (благодаря чему покрывались потребности в органических удобрениях).
Совхоз имени Ленина – одно из немногих хозяйств, выживших в трудные времена. Его директор Павел Грудинин считает, что советское название не только не мешает, но и помогает предприятию занимать лидирующие позиции на агрорынке. Потому что удалось сохранить все то лучшее, что было в советские времена.

 

3…Говорят, что в 1918 году Владимир Ильич Ленин, проезжая из Кремля в Горки, остановился где-то на дороге и увидел крестьян, пашущих землю. Он подошел к ним и спросил: «Почему вы в одиночку обрабатываете свой надел?» Они отвечают: «Так заведено». Ленин: «Собирайтесь в коммуну и пашите сообща, вместе работать легче». Крестьяне, воодушевленные словами вождя, в тот же день создали коммуну на землях Николо-Перервинского монастыря. В 1922 году коммуна превратилась в совхоз имени Ленина.

 

И с тех пор москвичи приезжают сюда за саженцами, земляникой, яблоками.

 

4Павел Грудинин стал директором 20 лет назад, победив на выборах. Хозяйство он принял в плачевном состоянии. Бывший директор ушел с работы по состоянию здо­ровья – такова официальная версия. А совхоз на тот момент имел долг 4 миллиарда рублей. 4 месяца работникам не платили зарплату. Должны были всем – газовикам, энергетикам, Водоканалу. В общем, хозяйство было банкротом. Регулярно приходили кредиторы с требованием вернуть долги.
В первые два года деятельности нового директора совхоз работал только на расчеты с кредиторами. Первое, что сделали – это выплатили зарплату работникам. Потом шли все остальные платежи.

 

5Павел Грудинин: «Понимаете, расположение совхоза очень выгодное – мы находимся прямо в рынке сбыта, поэтому у нас всегда будет покупатель. И у нас уникальная возможность продавать не тогда, когда все, а тогда, когда нам удобно. Мы построили овощехранилища и теперь работаем как плодово-овощная база. У нас все свежее. Земельные участки возле Кольцевой дороги, где ничего выращивать нельзя, мы продали. И эти деньги вложили в модернизацию производства – купили новое оборудование, внедрили новейшие технологии. И сейчас мы собираем капусты 120 тонн с гектара, чего не было никогда. И земляники 15 тонн с гектара. В этом году мы получили 280 миллионов рублей дохода только от продажи земляники».

 

Конечно, это очень большой труд. Землянику, например, собирают вручную. Никто в мире пока не придумал, как механизировать ее сбор, так как ягоды созревают не одновременно. Чтобы собрать за день 10 тонн земляники, требуется 250 человек – один работник собирает в среднем 40-50 килограммов. Если надо собрать 20 тонн, требуются, соответственно, 500 человек. Все силы совхоза в сезон брошены на «красную жатву» – кто собирает, кто продает, кто учитывает. Работают с 5 утра до 10 вечера. Но не жалуются, так как хорошая урожайность, помноженная на хорошую прибыль, дает хорошую зарплату. Средняя зарплата в совхозе – 60 тысяч рублей. И вакансий, как и текучести кадров, нет.

 

Капиталистическо-социалистическая гордость

6Внутри совхоз напоминает очень симпатичный городок. Современные многоэтажные дома, красивый замок, как из сказки, – детский сад, элегантный Дворец культуры, детский парк, храм, пруд с лебедями. И главное – везде почти хирургическая чистота.

Как это ни банально звучит, но в совхозе все делается для того, чтобы людям комфортно жилось и работалось.

 

Все, кто здесь работает, обеспечены квартирами. Раньше, если 25-летний человек приходил работать в совхоз, ему давали возможность купить квартиру за 50% стоимости и с рассрочкой на 15 лет. Вторую половину оплачивал совхоз. К 40 годам, когда он расплатится за квартиру, у него уже нет желания менять место работы. Да и зарплата стабильная. Так и остается в совхозе, пускает корни, рождаются дети, которые потом идут в детский сад-замок.

 

Павел Грудинин: «В принципе, ничего нового. В свое время мы, молодые специалисты и рабочие совхоза, по программе развития села в 1986 году получили жилье. Это был трехкомнатный коттедж, 86 кв. м. Половину мы должны были оплатить за 20 лет, а половину – совхоз. Потом, конечно, инфляция все съела, и, выкупив этот дом, мы уже никуда не захотели уходить. Да и все хорошее из прошлой жизни мы перенесли в эту жизнь. Бесплатные кружки в Доме культуры, фитнес, оплата школьного питания, строительство таких социальных объектов, как школа или детский сад».

 

7В 1993 году пошли новые веяния: все, что ранее принадлежало хозяйству – школа, детские ясли и сад, жилой фонд, поликлиника – должны были теперь передать в местные органы власти. Совхоз передал. Но скоро оказалось, что у местных органов власти нет денег. И все соцобъекты стали буквально разваливаться на глазах. И здесь началась вторая волна социальной работы. Конечно, нас никто не заставлял строить новый детский сад или ремонтировать школу. Но если этого не сделать, у рабочих совхоза возникнут проблемы. Нет детского сада? Жена не работает. Соответственно, семье не хватает денег. А раз не хватает, два варианта – либо работник будет искать другую работу, либо воровать.

 

Например, совхоз получил убыток 10 миллионов рублей от животноводства. Руководство покрывает этот убыток из других источников. Но, несмотря на это, коллектив, работающий в отделе животноводства, получает хорошую зарплату и без средств к существованию не остается. Дотации хозяйства позволяют работникам жить достойно.

 

8В настоящее время социальная жизнь совхоза лежит на плечах самого совхоза. Школа находится на его обеспечении. Ремонт, новые шкафчики в раздевалке, новое оборудование в столовой и классах – все это заслуга коллектива нашего хозяйства. Мы же и доплачиваем на питание школьникам, чтобы для их родителей обеды были бесплатными, в этом году совхоз ежемесячно тратит около 200 тысяч рублей.

 

В новой поликлинике, также построенной и оснащенной на средства хозяйства, оборудована и функционирует соляная пещера. Дети и взрослое население поселка лечатся в ней бесплатно.

В совхозе теперь есть свой храм. Его построили на деньги предприятия, полностью оснастили, дали квартиру настоятелю.
Пенсионерам совхоза оказывается материальная помощь, в зависимости от их трудового вклада, и в среднем каждый пенсионер получает до 20 тысяч рублей в год и другую помощь.
Построены новые котельные и дороги, есть своя управляющая компания ЖКХ, и действуют самые низкие тарифы на коммунальные услуги в нашем районе.

 

Павел Грудинин: «Например, наш детский сад. Это же была катастрофа! Полтора года обсуждали с администрацией, что совместно построим новый детский сад. В результате у них денег не нашлось. Тогда мы отремонтировали детские ясли и старый детский сад полностью, оснастили их новым оборудованием. И уже после этого построили новый детский сад. И начинаем строить еще один. Зачем нам это нужно? Мы твердо уверены в том, что либо берем деньги и уводим их за рубеж, и только наши дети живут хорошо, либо оставляем деньги здесь, строим все, что надо, и дети всех работников совхоза живут хорошо. Вот из этих двух позиций мы выбрали вторую».

 

В совхозе имени Ленина все делается для того, чтобы людям комфортно жилось и работалось.

 

Навстречу 100-летию совхоза

10Павел Грудинин работает директором 20 лет. Он справедливо считает, что директор обладает широкими полномочиями, и очень многое зависит от него. Крестьянскую жизнь знает с 12 лет, когда пришел работать в совхоз. Ему, отличнику школы с математическим уклоном, можно было пойти куда угодно, но он выбрал сельскохозяйственный вуз – как и его родители когда-то. И с тех пор все Грудинины трудились и трудятся в совхозе – отец и мать, бабушка, дяди, два брата, племянница и сын. Так что Павел Николаевич знает совхозную жизнь не понаслышке, от этого, наверное, многое удается.

 

Конечно, за эти 20 лет приходилось (и приходится!) бороться за существование. Совхоз пережил четыре рейдерских атаки, было несколько судов. Ведь, если помните, с 2000-х годов земля стала товаром. До этого ни отчуждение, ни продажа не были возможны. И вдруг стало можно. Это открыло шлюзы для того, чтобы крупный бизнес начал скупать поля. Им не нужны были поля для сельхозпроизводства. Осталось потом купить коррумпированного чиновника и начинать осваивать земли. А инвестиции без земли невозможны. Те, кто скупили совхозы и колхозы, тут же перевели землю в другую категорию, не земли сельхозназначения, и стали их застраивать. Этот бой совхоз имени Ленина выиграл, не только не потеряв, но и приумножив.

 

11Павел Грудинин: «На селе не хотят работать не потому, что лентяи, а потому что невыгодно. И еще это тяжело. Рынок сбыта нужно найти самому, но есть вероятность, что тебя обманут. Я все время говорю: а как мы выдержим конкуренцию с фермером из Германии, если он на ферме охрану не держит? Он платит налог, и полиция его защищает. А мы, кроме того, что платим налоги, защищаемся и от полиции. Вот пример. Я приезжал в Германию, там тоже фермер занимается земляникой. У него такие же, даже немного хуже, общежития. У него просто вагончики стоят для временных работников. У нас таджики и узбеки, у него – поляки и румыны. У него земляника стоит 6 евро, у нас примерно 5 евро. Урожайность у нас одинаковая, машины одинаковые, так как купили у одной фирмы. Рынки сбыта примерно такие же. Я спрашиваю: «У тебя бывает, чтобы приехал полицейский и сказал, что ему для генерала нужно 100 кг земляники и бесплатно»? Он: «Такого быть не может!» Я: «А у меня – почти каждый день!» Или, говорю, как только сезон земляники начинается, тут же приезжают все проверки. «Сколько проверок ты получил за этот месяц?». Он говорит: «У меня за год-то проверок не было». – «А у меня все время сидят!». Рассказываю ему про охранников. Он говорит: «У меня охраны вообще нет». – «А у меня 40 человек! У нас даже на полях ловят, а человек показывает документ, что он работник прокуратуры и он может зайти на поле!».

 

12Через четыре года совхозу имени Ленина исполняется 100 лет. У его руководства наполеоновские планы: еще одна школа и детский сад, бассейн а-ля аквапарк и зона отдыха с детским парком.

И полная механизация производства. Доярок не будет – сплошные роботы. Роботы доставляют корма, пододвигают к животным, механизмы чистят, убирают, доят. А человек только обслуживает эти машины.

 

Павел Грудинин: «Собираемся потратить 300 миллионов на детский сад. Кто этим будет доволен? Родители? А у них уже все дети в школе. Зачем тогда тратить такие деньги на детский сад, лучше бы зарплату подняли, ведь так? Но, с экономической точки зрения, мы правы. Чтобы повысить цены на квартиры, которые мы строим, мы должны обеспечить территорию инфраструктурой. Можно построить обыкновенный детский сад, а можно построить замок, в который бы пошли ваши внуки. И вот сидим мы и думаем: что делать? Увеличить капитализацию всей земли и построить замок. Может быть, сейчас это не совсем выгодно, но потом, через продажу квартир, все окупится.
А можно сказать по-другому. Мы тут всю жизнь прожили. Можем на эти деньги купить деревню в Испании и там все развивать. Но почему мы здесь не можем это делать? К нам летом приезжали французские фермеры, они увидели наш детский сад-замок и были шокированы и приятно удивлены, что в России такое может быть. Мы патриоты своей страны, своей территории. Это мотивация? Для нас да».

 

13