ММСО. Форум «Город образования»

Игорь Реморенко: Мир детства сейчас другой, и учителя должны быть к нему готовы

1

 

Московский городской педагогический университет скоро отмечает свое 20-летие. Это один из самых сильных и популярных вузов страны, твердо занимающий свою позицию в пятерке лучших педагогических вузов. Ректор университета Игорь Михайлович Реморенко поделился, в чем секрет успеха, и рассказал об основных путях развития вуза.

 

– Вы возглавляете университет почти полтора года, и это время больших изменений в системе образования – введены стандарты практически на всех уровнях, меняется система ЕГЭ и т.п. Как в связи с этим меняются задачи, стоящие перед вашим университетом?

– Те изменения, которые проходят у нас, в большей степени вызваны потребностями столицы и нашим представлением о собственной миссии. Мы ориентируемся на развивающуюся городскую среду, на людей, которые меняют сферу занятий, стремятся к совершенствованию собственной квалификации, к карьерному росту, новым знаниям. Это в большей степени нас мотивирует к изменению принципов и подходов к работе. К ЕГЭ мы привыкли. Гораздо больше нас волнует учет индивидуальных достижений ребят, которые к нам поступают. С этого года при приеме в университет будем начислять дополнительные баллы за индивидуальные достижения – успехи в разного рода конкурсах, соревнованиях, фестивалях, олимпиадах. Нам кажется, что мы как никакой другой вуз интегрированы в городскую среду – библиотеки, организацию досуга и так далее. Мы представляем очень широкие возможности ребятам найти себя, обучаясь у нас, а впоследствии найти интересную работу и сделать успешную карьеру.

 

– Как за последние годы изменилась система подготовки учителей? Кстати, одно время говорили о введении профессионального стандарта учителя – введен ли? Что это такое и что он предусматривает?

– Этот стандарт предусматривает описание тех компетенций, которыми должен владеть учитель на своем рабочем месте. Базовая компетенция, которой раньше не было, – это проектирование образовательных программ. Учитель должен сам осознанно понимать, про что у него образовательная программа, какие результаты она даст – предметные и личностные. И готовясь к каждому уроку, учитель должен понимать, почему он выбрал именно этот материал, каким образом он поможет ребятам и в каком случае. То есть необходимо быть ориентированным на индивидуальную работу с ребенком и на продвижение каждого. Это очень ответственная позиция. Учителю не дается рецепт, а дается способ, как ему самому понять и сориентироваться в очень сложной ситуации с большим числом случайных факторов. Современный урок – это, как правило, высокая технология, так как дети приходят разные. Они могут быть озабочены совершенно разными обстоятельствами. Они живут в более информационно свободном поле, чем поколение их учителей. Они задают различные вопросы, их мотивация постоянно меняется. Мир детства сейчас другой, и учителя должны быть к нему готовы.

 

– «Пока учителя не научатся сами составлять свои образовательные программы, как это делается везде в мире, наше образование все больше и больше будет отставать, а школа будет готовить безответственных, нерешительных, вечно недовольных, постоянно ждущих Божьей милости граждан». Ваша цитата. Вам удается развивать такое педагогическое творчество у студентов? Каким образом и с каким результатом?

2– Современные студенты отличаются от тех, которые учились 20-30 лет назад. Есть свои плюсы и минусы. Плюсы – они более раскованны в общении, за словом в карман не лезут, готовы обсуждать, дискутировать. Возможно, это специфика нашего вуза. У нас ведь есть и психологи, и менеджеры, и юристы, и другие специальности. Когда студент идет к нам, он, конечно, ориентирован на взаимодействие человека с человеком, такой гуманитарный мир коммуникаций. Современные ребята открыты к диалогу.

 

А вот минус в том, что они с некоторым трудом удерживают предмет обсуждения, формируют широкое коммуникативное поле, но с низким потенциалом ответственности. Мы стараемся их погружать в разные проектные виды деятельности, чтобы они могли понимать предмет обсуждения, понимать, как строить коммуникации по нему.

 

– Говорить о внедрении новых образовательных технологий в школе невозможно, если ими не владеют педагоги. Какие современные технологии применяются в вашем вузе? Как студенты ими овладевают?

– В разных институтах мы используем системы информационной поддержки. Это когда лекция и учебный материал преподавателя, работа студентов, расписание занятий – все интегрировано в ту или иную информационную систему. Несколько таких проектов мы сейчас реализуем на наших площадках, а к лету собираемся выбрать базовую систему, на которой будут работать все институты. Конечно, это повышает роль самостоятельной работы студентов, стимулирует их пытливость и любознательность при освоении материала. Помимо этого, у нас ежегодно проходят 80 студенческих мероприятий, где можно проявить себя, понять свой особый интерес. Это КВН, поездки в другие регионы, где проходят разного рода интеллектуальные соревнования, праздники, студенческое самоуправление и многое другое.
Мы погружаем студента в будущую профессиональную деятельность, где он должен проявить полученные знания, ему дается некая практическая ситуация, в которой он должен найти решение. Это могут быть самые разные вещи. Например, разговор со скандальным родителем, который пришел на консультацию к учителю. И мы оцениваем, как будущий педагог себя поведет.

 

Мы погружаем студента в будущую профессиональную деятельность, где он должен проявить полученные знания, ему дается некая практическая ситуация, в которой он должен найти решение.

 

– Где, кроме школы, могут работать ваши выпускники? Как вы мотивируете студентов на работу именно в школе?

3– Сегодня все больше и больше предложений для педагогов поступает из разных социальных сфер. К нам обращаются из ГИБДД, Росалкогольрегулирования, системы ЖКХ, других отраслей с просьбой устроить к ним на работу людей с педагогическим образованием. Я раньше удивлялся, зачем им это нужно? Потом понял, что нужно, чтобы человек мог разбираться в сложной знаковой системе и умел найти общий язык с различными клиентами. Им нужны не специалисты, а люди, способные ориентироваться в постоянно меняющихся стандартах. Второй момент: мало разобраться, но еще ведь надо объяснить другим. Например, объяснить бабушке, как надо заполнять квитанции – нелегкое ж дело, требующее огромного терпения. И третья компетенция, которую от нас ожидают, – все это делать вежливо. Это тоже присуще выпускникам педагогических вузов, за что и ценятся эти учебные заведения. Но вот образ учителя, который до пенсии проработал в школе и ничего не меняет в своей жизни, уже вряд ли можно считать исключительно положительным. Например, японцы больше пяти лет не позволяют учителю работать в одной школе, потому что человек начинает воспроизводить старые способы работы. Я сам не могу работать больше 7 лет на одном месте. Ведь в результате в каждой сложной ситуации вынимаю какой-то способ из своего багажа и применяю к имеющейся проблематике. А иногда правильнее было бы взглянуть на ситуацию со стороны и сделать что-то принципиально новое. И в образовании пришла пора, когда надо намеренно стимулировать изменение карьеры.

Люди это чувствуют.

 

– Развиваете ли вы отношения с иностранными вузами? Принимаете ли иностранных студентов, учитывая, что ваш университет – все-таки Мос­ковский городской?

– Раньше считалось, что городской университет готовит кадры только для города, и международные связи ему не нужны. Но жизнь показала, что это не так. Сейчас у нас учатся 200 иностранных студентов. Это не предел, думаю, что их число увеличится. Мы подписали несколько договоров с вузами Китая. Среди ректоров нашей страны ходит такое мнение: если в какой-то вуз не проникли китайцы, значит, там что-то не так. Это такой показатель. Речь не идет об искусственном привлечении иностранцев. Китайцы такой народ, который всегда очень живо реагирует на что-то новое и интересное. И если они выбрали какой-то вуз, значит, там что-то интересное есть. У нас из 200 иностранных студентов 50 – китайцы.

 

– Какова стратегия развития вашего университета?

– Мы программу развития постоянно обновляем. Этим летом, например, к нам присоединились 10 колледжей Москвы. Они стали нашими структурными подразделениями. Первое в нашей стратегии – это интеграция с городской средой и максимальное ее использование в образовательных целях. Второе – мы стараемся так наладить общение со студентами, чтобы понимать, каким образом нам совершенствовать учебный процесс, опираясь на их интересы, потребности и взгляды. У нас активно работает Студенческий совет. Мы с ним советуемся по многим вещам – и по студенческой символике, например, и по образовательной практике.

 

– У вас есть один филиал – в Самаре. Есть ли в планах расширение филиальной сети?

4– Пока одного филиала нам хватает. Есть заявки от вузов влиться в нашу структуру, но мы критично к этому настроены. Сами с нуля создавать подразделение не хотим. К тому же сейчас проявляется тенденция к сокращению числа вузов в России из-за демографической ситуации.

 

– В будущем году университет отмечает 20-летие. С какими достижениями вы подходите к этой дате?

– Самый заметный результат – это то, что вуз входит в пятерку самых сильных педагогических вузов России. Удалось привлечь большое число экспертов. Мы имеем серьезный потенциал в стране и полезны городу. И самое главное – это выпускники. Есть среди них и лучшие учителя года, и заслуженные педагоги, есть даже руководитель комиссии по образованию Московской городской думы. Много наших ребят успешны и в бизнесе. Но самое главное – учиться у нас интересно, времени никто зря не теряет.