культура

Время игры

1

 

На молекулы игровой феномен Вселенной нам раскладывали архитекторы «Школы игры» Вадим Демчог – актер, создатель авторских проектов на радио, телевидении, в Интернете и театре, Татьяна Мужицкая – профессиональный психолог, бизнес-тренер, телеведущая, Сергей Степаненко – продюсер, актер, игрок.

 

Родители осторожно наблюдают, как четырехлетние отпрыски, играя, осваивают сложнейшие гаджеты и «серфят» в Мировой паутине со знанием дела. Играя с пятилетними детьми, которые давно бегло говорят на четырех языках, не вылезают из айпадов и справедливо полагают учителей заржавевшими роботами, понимаешь, что это поколение невозможно воспитывать в старых рамках, они – вне рамок, это сотворцы Вселенной, они смело говорят на равных со взрослыми и не признают авторитетов, эти индивидуалисты-анархисты только хитро улыбаются в ответ на строгие ограничения.

 

Мир  стал другим, сумасшедшие скорости диктуют свои законы восприятия  информации, которая лавиной обрушивается на нас ежедневно, матрица меняется, словно трансформер,  старые правила  игры не работают. Психотерапевты  не  могут справляться с феноменальным уровнем стресса и стремятся, по американскому примеру, пересадить всех на транквилизаторы.  Наше  ограниченное сознание  действительно испытывает грандиозные перегрузки, сейчас ты должен уметь все и обрабатывать гигабайты информации ежесекундно,  в новостных лентах мелькают известия о кризисе, люди помещены в вибрации стресса, все понимают, что необходим какой-то квантовый скачок для выхода на новый  уровень понимания и существования.

 

2Барон Мюнхгаузен, мудро сказавший, что самые чудовищные глупости на земле совершаются с серьезным выражением лица, так и не привил  учителям, бизнесменам и прочим менторам понимание того, что жизнь  –  игра, в самом высоком смысле этого слова. Современная  космология, квантовая механика и физика «шептали» человечеству, что пора «порвать очаг на стене»  и выйти за пределы своей комнаты, чтобы увидеть, как Карабас Барабас играет в своем кукольном театре. Коллективное бессознательное  давно было «беременно»  идеей «мир как игра», и вот, спустя далеко не девять хрестоматийных месяцев, на  свет появилась  «Школа игры». Как невозможно в Твиттере написать «Войну и мир», так и невозможно кратко изложить концепцию этого грандиозного явления, посему за разъяснениями мы обратились к игровым демиургам.

 

– Говорят, что случайности не случайны. Расскажите, как три творческих человека начали «играть вместе» и учить игре тысячи людей?

3Сергей Степаненко: Когда мне исполнилось сорок, я стал активно искать ответ на вопрос: «Что я делаю в этом мире?». В итоге создал игровую компанию «Глориум». Наша история началась с того, что я привез в Россию очень интересного человека – Джеймса Тейлора Маршалла, соз­дателя настольной игры «Тамболия», он американец, физик, специалист по организационному развитию, путешественник и буддийский монах, именно на основе тибетских мандал он и разработал эту удивительную, мистическую игру, которая помогает найти ответы на самые сложные вопросы. Но поскольку я актер, дороги меня привели к удивительной книге Вадима Демчог «Самоосвобождающаяся игра», сейчас мы ее уже вместе выпускаем в аудиоформате. Еще тогда мне безумно захотелось познакомиться с таким удивительным человеком. Внезапно мы пересекаемся в аэропорту, общаемся в Фейсбуке и после организуем две конференции «Время игры», где собираем игротехников, психологов, тренеров, режиссеров.

 

Сейчас мы продюсируем театральные проекты Вадима, «Школу игры» и «Театр медитаций», которые теперь будут проходить каждый месяц. Татьяна Мужицкая присоединилась к нам в прошлом году.

 

— Кому в современном мире необходима Школа игры? У вас ведь целая структура тренингов самого разного рода, например, бизнес-тренинги.

Вадим Демчог: Уверен, что бизнес никогда так не нуждался в понимании игрового феномена, как сегодня! Сегодня от него чувствуется откровенный, обнаженный, яростный запрос. Он понимает, что дальше он не сможет удерживаться на плаву и активно функционировать с качественным доходом и осмысленным развитием, если не начнет превращать все эти процессы в игру, если не задумается над тем, что в основе любой деятельности лежит воодушевление, мотивация радости от совершаемых усилий. То есть бизнес должен понять, что процесс зарабатывания денег лишен этих качеств вне Игровой плоскости! Поэтому поточность в этих системах, смена персонала, выхолащиваемость мотивации к зарабатыванию денег никогда не были на таком высоком уровне, как сегодня, деньгами (а вернее, их количеством) людей уже не поймать в ловушку труда, они уже сытые, они понимают, что всех денег не заработаешь, понимают, что сердце хочет жить, что в их жизни должны быть яркие эмоции, должна быть радость, должно быть воодушевление, должен быть смысл. И только ради этого они живут, а не ради потогонного, абсолютно бессмысленного и тотально рутинного зарабатывания бабла! Поэтому многие умные дядьки из 4бизнес-структур, видя в игровом феномене уникальную потенцию воодушевления жизнью, берут нас в объятия и говорят: «Вы нам нужны!» И сейчас вместе с командой Glorium Imression мы находимся в глубоком эксперименте, в котором внедряем Игровой феномен в некоторые бизнес-структуры, в политические структуры, в общественные структуры. И результаты налицо – Игровой феномен в любую структуру, какую бы вы мне сейчас ни назвали, привносит так называемое воодушевление процессом, а это, как выясняется, самое главное в жизни. Мне, вам, и всем жизненная активность должна приносить радость, чем бы мы ни занимались – заколачивали гвозди, работали сантехником, дояркой, математиком, учителем, стриптизершей, продавцом… Мы хотим только одного – ни одного дня не ходить на работу. Ведь когда мы воодушевлены, и нас прет от процесса игры с возможностями мира, мы вкладываем свою энергию в труд, даже не замечая этого! Это сейчас на повестке дня – возможность создавать игры, воодушевляющие людей к жизни!

 

Татьяна Мужицкая: Главное – пробудить в человеке игру, пробудить в нем творчество, пробудить чувство себя самого, потому что мы часто друг другу задаем вопрос: «Как ты себя чувствуешь?» и отвечаем на него оценочно: «Хорошо», «Плохо». На самом деле к нему можно подойти более глубоко и, отвечая на вопрос «Как ты себя чувствуешь?», действительно проверить, а чувствуешь ли ты себя вообще или ты думаешь только, что ты живешь. Это, пожалуй, основной посыл Школы.

 

Сергей Степаненко: В прошлом году руководители РАНХиГС пригласили нас на летний Студенческий кампус в Казани. Мы ездили туда с Вадимом, Татьяной и Арлекинами с программой Школы игры и спектаклем «Закрой глаза и смотри». Произвели фурор! Потом мы организовали Круглый стол Гайдаровского форума. Мы собрали мастеров, с нами были сооснователь компании «Тройка Диалог» Гор Нахапетян, директор Череповецкого литейно-механического завода Владимир Боглаев и другие очень интересные люди. А тема была «Управление эволюцией». Речь шла о том, что человечество находится на новом эволюционном переходе, скорости растут, меняются правила игры. Директор завода сказал: «Мы понимаем, что года через три наша продукция не будет никому нужна, и мы переделываем завод в 3D-принтер, соответственно, быстро должны перестраиваться и люди».

 

— Зачем офисному работнику учиться актерскому мастерству?


Татьяна Мужицкая:
В общем понимании, конечно, офисному работнику не нужно учиться выходить на сцену и красивым голосом что-то говорить. Наш тренинг несет в себе актерское мастерство не как мастерство лицедейства, а актерское мастерство как умение проживать жизнь вдохновенно. Это про то, как отдаваться моменту, как жить ради жизни, а не ради результата. Ведь очень большое количество людей, тех же самых офисных работников, ходят на работу – и в это время они не живут, они не присутствуют здесь, они выполняют рутинно на автопилоте какую-то функцию, а сознанием и душой они где-то… Но если человек относится к жизни как к игре в большом смысле этого слова, как к своей лучшей оскаровской роли, как к некому сценарию, который он пишет сам, то совершенно обычные вещи, такие как мытье посуды, вскапывание грядок или написание отчета, превращаются в акт творения. Человек действительно ощущает себя творцом и проживает жизнь вдохновенно, он живет в большом потоке любви к себе и в любви к миру. Понимая, условно, что на него все время кто-то смотрит не для того, чтобы сказать, что помялась рубашка и «поехали» колготки, а чтобы сказать: «Ну, давай! Удиви меня! Сделай что-нибудь по-настоящему крутое!».

 

– Вы говорите, что мы никогда не будем счастливы, играя в чужие игры, но если все люди в бизнесе станут самостоятельными, как возможно будет ими управлять?

5Татьяна Мужицкая: Я бы пере­фразировала следующим образом: «Давай, стань лидером, пусть лучше этот мир прогнется под нас!». Очень часто люди начинают винить во всех своих бедах правительство, компанию, мужа, родителей и т.д. Или же руководствуются общими фразами, в стиле «все мужики козлы», а «большие деньги можно заработать только грязным путем».
Вот это тот самый момент Игры, в которой мы не будем счастливы. В психологии есть серьезный термин «локус контроля», это то, где находится точка твоего контроля – внутри или снаружи, и есть то, насколько ты управляешь своей жизнью. Когда вы ловите себя на какой-то общей фразе, в этот момент задайте себе вопрос: что это за роль и что это за игра? Откуда она взялась? Я ли выбрал ее? Как только мы можем сформировать в себе свои ожидания, свои убеждения, что деньги можно зарабатывать легко и радостно, занимаясь любимым делом в нашей стране, что родители невесты могут быть прекрасными людьми, о которых ты мечтал всю жизнь, атмосфера в семье может быть великолепная, что твоя работа – достойная и творческая, что все мужчины – прекрасные, любящие, творческие, интересные, которые обожают женщин и дарят подарки, – с этого момента и начнется именно ваша игра. Поэтому эта фраза относится к ответственной позиции в жизни и умению делать выбор. Как ни странно, мы говорим о внутренней свободе, мы знаем, что творчество – естественная среда для человека, где бы он ни находился, чем бы ни занимался.

 

Вадим Демчог: Главная задача – выбить стул из-под задницы потребительского стиля жизни. И у нас есть целый компендиум игр, посредством которых деткам будет прививаться убежденность, что они – творцы своей жизни. Например, у меня есть проект «Сказбука», который мы создали вместе с Иннокентием Скирневским. Это компьютерная игрушка, где мы вместе с 3-4-летними детками изучаем алфавит. Но мы не просто изучаем его, мы даем ребенку возможность изобрести его. И таким образом, уже с момента вхождения в язык он получает это уникальное послание, что он не потребитель, а соавтор культуры! И это очень важный аспект! Ребенок не потребитель знаний, а соавтор всех знаний, накопленных человечеством. И при таких условиях вырастает человечек, который смотрит на мир с врожденной готовностью принести в мир новое измерение!

 

6Если говорить о программах для детей, то наш новый проект – «ДетиШИ». Он построен на прививке деткам так называемой «Эмоциональной Азбуки». Это целая система, где с помощью игр ребенок учится определять и называть эмоции, которые его захватывают. И благодаря этой работе ребеночек постепенно научится брать раскаленный металл своих эмоций в руки и выбирать, какой из них он хочет подчиниться, а какой нет. Ребеночек, владеющий этим знанием, – хозяин своего эмоционального богатства. То есть мы не отрицаем эмоции, мы не аннулируем впечатления, мы даем ему осознать эти краски его внутренней палитры, но дарим ему способность выбирать, какие краски он хочет использовать, раскрашивая свою повседневность.

 

Научить играть очень легко. Нужно просто привить понимание того, что, что бы ты ни делал, ты уже в игре. Осваивая феномен Игры, ты со временем начинаешь понимать, по каким правилам играешь на сцене мира, как их можно изменить, чтобы изменить ситуацию, как правила соотносятся с правилами глобального мира, политической и экономической ситуацией, в которой ты зарабатываешь деньги, семейной ситуацией, эмоциональной зависимостью, творческой и т.д. – ведь все это круги правил. Матрица ведь от слова «матка», и она более чем необходима до момента взросления, пока человек не становится способен освободиться от нее. А до этого момента ему более чем нужны все эти защитные механизмы. Все наши проекты не призывают к революции. Мы считаем, что есть только революция сознания, революция взросления, революция самораскрытия своего глубинного потенциала. И сегодня уже в очень многих головах звенят колокольчики неуемной потребности проживать жизнь вдохновенно, пульсирующе, радостно. «Жизнь – это не монотонное зарабатывание бабла», я говорю сейчас цитатами из наших спектаклей, «жизнь – это радость, восхищение, воодушевление друг другом, обмен опытом, взросление. И рождение детей, конечно же, связано с передачей им опыта радости, а не мучительного долга и ответственности и бесконечных мыслей «как дотянуть до ближайшей зарплаты». Обратите внимание, как за последние три-четыре года в социальных сетях скакнул рейтинг разных мотивационных, образовательных контекстов, кругом бесконечные курсы, цитаты, статьи, фильмы! И запрос этот неминуемо будет притягивать к себе продукт.

 

– Какие методики использованы в Школе?

7Татьяна Мужицкая: С одной стороны, тут – такой таинственный налет харизматической личности Вадима, с другой стороны – методы совершенно понятные и классические, есть медитация, которую я скорее бы назвала даже концентрацией и управлением визуализацией, нежели медитацией в таком эзотерическом смысле. Тут идет работа с внутренними образами и убеждениями по раскрытию себя и своего потенциала. Есть разные игры, разные актерские практики, методы, основанные на метафорических играх, на ассоциациях, методы арт-терапии, какие-то элементы из коучинга, но все это не описывает тренинг, потому что тренинг очень целостный. Он в каком-то смысле построен и как динамическая группа, и как игротехническая группа. Я как один из архитекторов этого тренинга могу сказать, что в тренинге очень много практики, он построен на проживании – это эвристический подход, то есть сначала – опыт, потом его осознавание и коррекция. Человек как будто попадает в поток и путешествует в этом потоке, открывая разные грани себя и мира.

 

— Можно ли, придя в вашу Школу, обучиться каким-то успешным ролям? Есть ли вообще разделение в программе на негативные и позитивные роли?

Вадим Демчог: В Школе игры мы даем базис, даем камертон. И вообще никто ничему научить не может, но можно научиться. Школа игры ничему не учит. Прямая передача звенящего, вибрирующего этой ошеломительной потенцией переживания феномена Игры, когда тот, кто смотрит, тот, кто играет, и то, во что мы играем, сливаются в одно целое, и благодаря нашим играм мы приводим людей к пониманию, что: «Ага! Я схватил! Теперь я знаю, про что все это!». А дальше человек должен сам пролонгировать это развитие, интегрировать знание в свой опыт.

 

В современном постмодернистском мире все бессмысленно, если в нем нет игрового феномена. Ребенок познает реальность через игровые контексты. Эта формула хранит в себе потенциал беспричинной радости, активности не ради чего-то, не ради какой-то выгоды. И это воодушевление беспричинностью очень важно нащупать в своей жизни. И самое главное – на уровне формул словесной передачи этого не сотворить. Человека нужно обмануть, втянуть в игру, войдя в которую, он взрывается пониманием, что сам является хозяином своей Вселенной, сам пишет сценарий своей жизни, и истина вдруг начинает вибрировать в его сознании, она вспыхивает между строк, в промежутке между способами ее (реальность) объяснить. Она (истина) вспыхивает, как предвосхищение, как обостренное слияние с возможностями Театра реальности, и я могу наговорить вам очень много поэтических строк и зачертить пространство красочными узорами, но я очень надеюсь, что благодаря этим словесным пируэтам внутри вас поселится воодушевление и желание распутать клубок понимания: что это, черт побери, такое – феномен Игры?, и прийти на Тренинг-интенсив Школы игры «Путь Арлекина», на «Театр медитаций», прийти вместе с детьми на «ДетиШИ», и войти в контекст тех игр, которые мы предлагаем, и схватить практический, не словесный, камертон того, что такое феномен Игры.