социальные миссии

Три задачи НКО

1

 

НКО в России могут стать реальной политической силой, уверен  руководитель Российского агентства развития информационного общества (РАРИО) Александр Айгистов. Для этого в государственной политике страны должны произойти всего три коренных изменения в отношении социального предпринимательства. О них он рассказывает в интервью нашему журналу.

 

– Каким образом сегодняшняя полемика вокруг социального предпринимательства связана с основной идеей НКО? И какое отношение к этому имеет ваша организация?

– Этот вопрос имеет долгую предысторию. Давайте вернемся в 2008 год, когда в России было создано РАРИО. Если помните, это было время начала активного развития электронных государственных услуг и сервисов. Но поскольку у большей части населения страны навыки работы в Интернете, да и элементарные знания компьютера отсутствовали, то выходило, что государственные деньги, в конечном счете, тратились на создание элитарных электронных услуг для узкого круга пользователей.

 

Для решения этой проблемы по инициативе членов рабочей группы по развитию информационного общества Общественной палаты РФ была учреждена специальная организация, деятельность которой должна была быть направлена, во-первых, на информационный мониторинг и изучение спроса на электронные государственные услуги и сервисы, во-вторых, на создание контента в сфере компьютерного образования – Российское агентство развития информационного общества. В короткие сроки РАРИО требовалось массово обучить людей компьютерной грамотности, пользованию электронными госуслугами, сервисами электронной демократии и при этом экономически эффективно, поскольку стало очевидным, что деньги на это в регионах России не выделяются вообще или расходуются, мягко говоря, не по назначению.

 

Более полутора миллионов россиян, освоивших компьютерную грамоту и интернет-коммуникации, около 30 миллиардов рублей экономии государственных средств и масштабная информационная база НКО, признание «тимуровцев» Агентством стратегических инициатив лучшим проектом для пожилых в России – таков итог «тимуровского» движения за эти семь лет!

 

Поэтому мы не стали «изобретать велосипед» и взяли на вооружение легендарное тимуровское движение, полностью отвечавшее нашему социальному заказу: массово, быстро, экономически эффективно. Так во многих регионах современной России, как некогда в России постреволюционной, появились юные учителя – школьники и студенты, которые обучали старшее поколение уже не основам арифметики и правописания, а компьютерной грамотности. Среди их учеников были пенсионеры, инвалиды, мамы, долгое время находившиеся в декретных отпусках, люди, потерявшие работу в момент начинавшегося в тот момент финансового кризиса, бывшие военные… Постепенно вокруг РАРИО стал формироваться целый круг некоммерческих объединений и общественных организаций, продолживших работу у себя в регионах уже под нашим общим зонтичным брендом.

 

Более полутора миллионов россиян, освоивших компьютерную грамоту и интернет-коммуникации, около 30 миллиардов рублей экономии государственных средств и масштабная информационная база НКО, признание «тимуровцев» Агентством стратегических инициатив лучшим проектом для пожилых в России – таков итог «тимуровского» движения за эти семь лет!

 

2Дальше встал вопрос: что делать с этими бесценными сведениями? Как развивать начатую работу? Мы уже знали, как можно получить государственный грант на развитие, как общаться с местными властями, которых, хоть и не без труда, можно убедить оказать НКО финансовую помощь – при наличии социального эффекта. А социальный эффект от нашей деятельности в регионах был налицо: это и обученные люди, и компьютерные классы, и активизация социальных инициатив среди населения.

 

В результате наша деятельность обрела новый формат, превратившись в Международный фестиваль «Электронное будущее», который мы провели в регионах более 100 раз! Основной упор в нем был сделан уже не столько на получение практических навыков в области компьютерной грамотности, сколько на изучение современного интернет–пространства и воспитание на основе этих знаний гражданского общества. Почему именно эта цель? Во-первых, правительство, не без нашей помощи, кстати, к тому моменту осознало тщетность усилий в вопросах технологизации своих электронных услуг: делать упор только на технологии, как это делали в свое время разработчики из Минкомсвязи, без изучения спроса на них со стороны населения – это очень большая ошибка, которая стоила государственной казне немалых средств. Ведь механизм обратной связи до этого момента никого даже не интересовал!

 

В основу фестиваля мы положили пять основных вопросов: диалог с властью через интернет-ресурсы, стоимость интернет-услуг и проблема дорогостоящего роу­минга, наука и инновации в электронном пространстве, духовность и культура в информационном обществе. Решение этих вопросов призвано было сформировать у участников фестиваля гражданскую позицию. И нам это удалось. Многие представители НКО интересовались, каким образом они могут подключиться к решению обозначенных проблем. Никого не оставили равнодушным и высокая стоимость интернет-услуг в отдаленных регионах России, и невозможность «достучаться» до губернатора на его сайте, и высокие расценки на внутрироссийский роуминг, который, по моему твердому убеждению, требует вмешательства правоохранительных органов. Накануне прошлых выборов нам все же удалось инициировать этот вопрос в Государственной думе, поскольку наша твердая позиция в этом вопросе неизменна: роуминг в сотовой связи нужно отменить, а за ним и стоимость междугородной связи! Именно этот шаг должен стать социальной миссией наших крупнейших операторов сотовой связи – «МегаФона», «МТС», «Ростелекома» и «Билайна», а не те разовые проекты, которые громко именуются ими «социальной миссией».

 

В изучении своих прав и существующих возможностей для развития начиналось наше сотрудничество с НКО. И когда в 2010 году РАРИО готовилось к проведению первой конференции «ГОСГРАНТ», где проходило обучение процедуре получения и реализации государственных грантов, то именно наши делегаты предложили учредить уже не конференцию, а всероссийский съезд НКО. А еще дальше стала очевидной необходимость изменения и самой структуры некоммерческих объединений, деятельность которых сегодня нуждается в дополнительных финансовых вливаниях. И здесь есть только два пути: фонды либо организация особой все-таки коммерческой модели в некоммерческой организации – по сути, социальное предпринимательство.

 

Как правило, в НКО работают люди с добрым, отзывчивым сердцем, которые вкладывают личные сбережения в развитие и поддержку своих организаций. Особенно это заметно в деревнях, селах и поселках городского типа, администрации которых, к сожалению, не всегда понимают особую значимость деятельности этих людей для своих территорий.

 

– Почему все же не фонды?

– Принято считать, что некоммерческая организация не должна извлекать прибыль из своей деятельности. По мнению одних представителей НКО, они не имеют морального права получать высокие зарплаты и ездить на дорогих иномарках. Им противостоят те, кто считает занятия благой деятельностью достойными комфортных условий жизни. Наша позиция в этом вопросе находится где-то посередине: мы считаем, что для его решения необходимы специальные исследования. Но экспертного сообщества по вопросам НКО в России по сути еще нет. Частенько экспертами считают себя отдельные научные деятели, а также те, кто распределяет гранты…

 

Единственным независимым сообществом в данном случае являемся мы, делегаты съезда НКО. Но ответить на все возникающие вопросы мы тоже пока не готовы. Единственное, во что мы свято верим – НКО должны находиться вне политики и руководствоваться в своей деятельности исключительно вопросами социального блага и новыми возможностями для собственного развития.

 

– Если говорить о государственном финансировании, то какова вероятность нецелевого расходования средств НКО? Где гарантия того, что выделяемые на их деятельность деньги расходуются именно на благие цели?

3– Вопрос не лишен основания. Однако некоммерческих структур в нашей стране больше 600 тысяч, и подкупить их все, скажем, в пользу той или иной партии или группы накануне выборов невозможно. Как правило, в НКО работают люди с добрым, отзывчивым сердцем, которые вкладывают личные сбережения в развитие и поддержку своих организаций. Особенно это заметно в деревнях, селах и поселках городского типа, администрации которых, к сожалению, не всегда понимают особую значимость деятельности этих людей для своих территорий. На них частенько не обращают внимания, а иногда и откровенно вредят. Многие государственные чиновники убеждены: если оказывать НКО финансовую помощь, то они будут вести себя «правильно» в угоду местным властям. Но вот ведь какая досада: НКО много, а денег-то мало, и на всех их не хватит.

 

Посмотрите, что происходит с конкурсами среди НКО: из года в год их выигрывают одни и те же организации или их производные структуры. Неу­жели их деятельность настолько важна для государства, что всегда перекрывает все остальные предложения? Но коль это так, а я склонен верить, что и такое возможно, то нужно выделить эти НКО в отдельную структуру и не давать им участвовать в конкурсе наравне со всеми, которые заведомо останутся в проигрыше. Однако получается, что очень часто судьбу государственных конкурсов решают сами эксперты-грантополучатели на уровне Минэкономразвития и президентского совета, и никакими нашими увещеваниями по этому поводу не оторвать этих людей от заветной казенной кормушки. Именно поэтому я считаю, что финансовую поддержку для НКО нужно вообще отменить и эти высвободившиеся пять миллиардов рублей (только президентских грантов!) направить на реализацию трех основных задач.

 

Первое – это информационная поддержка деятельности НКО. Мы можем много и красиво говорить о социальных проектах, но, если не будет сопровождающего информационного фона, то в обществе не произойдет резонанса. Не секрет, к сожалению, что нашим СМИ сегодня не интересны социальные проекты, если разве что во время их проведения не произошел пожар или другое ЧП. А если заинтересовать журналистов? Так, чтобы им стало интересно писать о социально значимых инициативах в обществе? Что, если утвердить специальные гранты, поощрить СМИ финансово? Тогда количество информационных материалов о деятельности НКО возрастет кратно и достигнет той критической отметки, после которой количество непременно превращается в качество. Здесь есть много способов для активизации СМИ в нашу сторону.

 

Второе – организационно-техническая поддержка НКО. Необходимо установить льготы для тех крупных организаций, которые помогают некоммерческому сектору площадями, питанием и т.п. Нужны такие преференции, чтобы крупный бизнес сам начал движение навстречу НКО. Пока же ситуация обратная и до крайности нелепая: нам звонят из регионов руководители НКО с просьбой найти деньги на аренду площадей, кофе-брейки на семинарах… Мы из центра звоним, пишем туда, просим… Здесь вообще-то возникает вопрос: какой же ты руководитель, если ты даже на элементарные вещи не способен деньги найти, зачем организацию создавал, чтобы с протянутой рукой ходить?! Ну местные администрации должны отчитываться своей помощью НКО, лично каждый губернатор, каждый глава муниципалитета!
Третье – образование. К сожалению, многие представители НКО считают, что их сердечности для грамотного мене­джмента достаточно. Но справедливости ради стоит отметить, что и учиться этому им сегодня негде. Российские вузы не готовят менеджеров НКО. Вот еще одно направление использования президентского гранта, направленное на решение проблемы неразвитости институционального сектора НКО.

 

И только после решения этих трех основных вопросов необходимо приступать к законодательным изменениям, касающимся условно коммерческой составляющей и определения юридического статуса НКО, в частности, придания им неправительственного или социального статуса, которые представляются наиболее точными, учитывая уровень коммерциализации НКО. Это будет совершенно новый тип организации: социальный, независимый и сильный, способный представить главную партию страны, изначально собранную из лучших людей. Пока эта сила не организована и действует зачастую стихийно. Но я верю, что кардинальные изменения не за горами, они уже начались!