ММСО. Форум «Город образования»

«Перед нами энциклопедическая задача»

1

 

Университет практической психологии – необычное учебное заведение. Его студенты получают  знания и навыки, которые могут использовать и в работе, и для собственного личностного роста. Ведь грамотный психолог и сам успешный человек. Ректор Университета практической психологии Николай Иванович Козлов, доктор психологических наук, основатель Тренинг-центра «Синтон», разработчик и лидер синтон-подхода в современной российской практической психологии, рассказывает о роли практической психологии в России и о месте вуза в ее развитии.

 

– Как был создан университет? Какие задачи вы ставили перед собой?

– Когда мне было 30 лет, а это были 90-е годы, я вдруг понял, что осуществил все, о чем мечтал в жизни. Наступил личностный кризис. И совершенно случайно в этот момент я оказался в Мухинском институте человека, на заседании, в котором участвовали преподаватели, профессора, а за кафедрой стоял завхоз и отчитывал их за то, что они не выключают лампочки, тратят много бумаги… Преподаватели сидели и слушали его, потому что боялись, что их уволят. Когда я увидел эту обстановку, посмотрел в лица этих людей, я понял, что они не смогут создать живую, сильную, практическую психологию. Возможно, я ошибался, но впечатление сложилось именно такое. Я сказал себе: «Если они не смогут, тогда я сделаю это сам». Шло время, и тренеры в «Синтоне» (крупнейший тренинговый центр в России) все чаще стали спрашивать меня: «Когда же Вы начнете учить, писать книги, передавать опыт?» Так появилась идея заняться «Психологосом» – энциклопедией практической психологии, и родилась мысль о передаче опыта через создание учебного заведения.

 

В нашем университете люди получают лучшие знания в самой удобной форме, становятся профессионалами, способными заниматься психологической деятельностью в качестве коучей и тренеров.

 

– Психологос – это сайт, на котором размещены доступные статьи о психологии. Расскажите, как он создается?

2– Создание энциклопедии практической психологии – серьезный труд. Дело в том, что в нашей сфере нужны не просто популярные книги, а серьезные работы с научной основой. Сейчас есть хорошие узкие специалисты, но они не видят картины целиком, и есть хорошие практики, которые не имеют научного образования. Я поставил перед собой задачу, насколько это возможно, смотреть на все глазами практика, но в то же время быть в науке, держать в руках все лучшие разработки, имеющие научную базу, и погружаясь каждый раз в конкретный предмет, сохранять представление о целом. Эту задачу можно назвать энциклопедической. Для ее реализации каждый тезис необходимо исследовать не на уровне мифа, но с точки зрения серьезной науки. Сегодня психологи-практики рассказывают колоссальное количество сказок, передают устаревшие сведения. 3Мало кто, к примеру, знает, что в научной среде уже давно не обсуждается состоятельность психоанализа. Фрейд был замечательным поэтом, который красиво писал, но никаких научных данных, подтверждающих его концепцию психоанализа, нет. Его теории не выдерживали проверок. Сегодня доказано, что, в отличие от генетической предрасположенности, которая действительно существует, детские впечатления далеко не так сильно определяют жизнь человека, а сексуальные впечатления детства – это, скорее, выдумки. То же касается вопроса о подавлении или сдерживании эмоций. Неправильно считать, что это ведет к психологическим травмам. Системные исследования Берковица показывают, что свободное выражение эмоций приводит только к развитию психопатий, а те культуры, где идет пропаганда самовоспитания и сдержанности, например, японская культура, оказываются впереди. Для расслабления в их арсенале есть много разнообразных процедур, во время которых можно сбросить лишнее напряжение.

 

4Сегодня создан Психологос – самый популярный портал Рунета в нашей области, который специалисты ценят за качественный контент, практичность и серьезность изложения. Но один в поле не воин, и если мы хотим, чтобы в России развивалась серьезная, имеющая научную основу практическая психология, то нужно готовить квалифицированные кадры, чем я и решил заняться, создав Университет практической психологии (УПП). Я понял, что должен подготовить специалистов, способных просвещать людей и показывать, что психология – серьезная наука, а не «развлекаловка» и не эзотерика.

 

– Что получает человек, обучающийся в вашем университете?

5– В нашем университете люди получают лучшие знания в самой удобной форме, становятся профессионалами, способными заниматься психологической деятельностью в качестве коучей и тренеров. Кроме того, за два года обучения они решают свои собственные задачи: выстраивают личную жизнь, получают отличные ориентиры, добиваются успеха на работе. Я думаю, что это великолепный результат.

 

Каждый год у нас серьезно меняется программа; нет никаких косных вещей. Когда я начинал преподавать, я думал, что за первые годы сформирую готовые курсы, которые буду потом начитывать студентам, но теперь я вижу, что эти надежды не оправдываются. Каждый учебный год мы переделываем практически всю программу: ведь появляется столько интересного и нового, увеличивается объем практики. С каждым годом отбрасывается все больше общетеоретического, абстрактного материала, в пользу того, что имеет практическую значимость – инструментов для эффективного консультирования и коучинга.

 

Исследования Берковица показывают, что свободное выражение эмоций приводит только к развитию психопатий, а те культуры, где идет пропаганда самовоспитания и сдержанности, например, японская культура, оказываются впереди.

 

– Есть ли международные аналоги вашего университета? Может быть, вы сотрудничаете с зарубежными учебными заведениями?

6– У меня нет контактов за рубежом. Мы сотрудничаем только с Симферопольским университетом и Санкт-Петербургским институтом социальной работы. Уверен, что за границей есть похожие институты, но также я уверен, что у нас есть чем похвастаться и по методике обучения, и по качеству материала. Как член двух психологических ассоциаций, я регулярно получаю сведения о том, что делают зарубежные коллеги в области прикладной психологии.

 

– Не так давно была создана Ассоциация психологов синтон-подхода. Расскажите о ней.

7– Дело в том, что студенты, получив образование, не хотят уходить. Они знают, как быстро университет развивается, и понимают, что если они сохранят связь, то регулярно будут в курсе всех новостей науки и практики в области психологии. Кроме того, им хочется получать информационную поддержку и создавать себе рекламные возможности. Одному человеку раскручивать себя тяжело, и сделать вебинар или тренинг, на который придет много людей, сложно. Необходимо сообщество профессионалов, которые говорят на одном языке. Объединяя усилия нескольких специалистов, мы способны достичь лучших результатов. Например, под Новый год мы собрались во Владимире на нашу первую конференцию и поделились друг с другом своими открытиями, наблюдениями, подходами… Это был очень конструктивный деловой разговор. По итогам конференции мы убедились в необходимости такой ассоциации и расстались с уверенностью, что она будет развиваться.

 

– Чем конкретно занимаются ваши выпускники?

8– С удовольствием могу рассказать о многих. Например, Ольга Орлова ушла из бизнеса и теперь работает бизнес-тренером и лайф-коучем. За год после окончания университета она провела 27 тренингов в корпоративном формате, 6 открытых авторских программ женской риторики, 5 мастер-классов на выставках и фестивалях, личный коучинг 62 клиентов, организовала 2 выездные зарубежные программы с участием других тренеров, стала организатором Ассоциации психологов синтон-подхода, организовала три онлайн-конференции. Полина Сухова сейчас пишет статьи, книги, проводит вебинары. Очень востребована Наталья Дворкина. Инструменты, которые она получала в университете для себя, она стала использовать в работе со своими подчиненными. Наши методики оказались настолько эффективными, что вскоре она стала заместителем директора по персоналу. В «Синтоне» она возглавляет направление коучинга, дистанции. Татьяна Бизина дополнительно окончила курсы коучинга, сейчас читает эту программу у нас в университете. Благодаря ей студенты знакомятся с классическими коучинговыми методиками. Практически любой наш выпускник способен легко вести любую тренинговую программу. Мы готовим тренеров, которые не боятся аудитории, работают смело, адекватно, красиво, четко и энергично. Но обычно наши выпускники хотят большего, чем работы внутренним тренером; хотят иметь свои авторские программы, большие творческие перспективы… Правда, эта задача сложнее, и звездами тут становятся не все.

 

За два года обучения люди решают свои собственные задачи: выстраивают личную жизнь, получают отличные ориентиры, добиваются успеха на работе.

 

– Можете ли вы назвать самый удачный инструмент, который помогает личностному росту ваших учеников?

9– Такая методика есть, это – «дистанция». Это гибкий инструмент, набор из простых упражнений, которые каждому по силам. Они дают видимый, полезный для жизни результат. Недавно я провел маленькое исследование. Попробовал собрать стандартные, типовые рекомендации консультирующих психологов: «возьми себя в руки», «развивай позитивное мышление», «контролируй себя» и т. д. Я спросил себя: «Выполнимы ли эти рекомендации? Можно ли их освоить? Каково их реальное содержание?» Оказалось, что многие из них либо абстрактны, либо задают тот уровень сложности, который не подходит для обычного человека. Например, учет времени и работа по написанному плану: отслеживать свою деятельность каждый час для человека оказывается за гранью реального. «Дистанция» устроена хитрее: сначала мы приучаем человека каждый час проделывать какую-то интересную для него работу. Например, для девушек – вести дневник эмоциональных состояний. Если каждый час человек принуждает себя к деятельности, то это не дает ему позитивных эмоций. Но если каждый час система говорит ему «Отдохни, улыбнись, подыши и сделай себе радость», то это действует гораздо продуктивнее. Таким образом, каждое упражнение у нас разбито на более простые необременительные вещи.

 

Еще одно важное отличие от стандартного коучинга, где работа идет один на один – сегодня я вижу эффективной только ту форму, в которой человек завязывается на некую дружескую среду, где есть единомышленники, где они работают вместе и обмениваются впечатлениями и результатами.

 

– Какие планы у университета на ближайшие лет десять?

10– Во-первых, идет работа с программами. Мы постоянно привлекаем лучших специалистов с новыми методиками. К примеру, весь этот год мы работали со специалистами по НЛП и эриксоновскому гипнозу. Однако мы не перенимаем их инструмент слепо, но дорабатываем программы так, чтобы они подходили под нашу задачу – обучать лучших в стране тренеров и консультантов.

 

Я хотел бы, чтобы у меня было больше педагогов, чтобы мы могли расширяться и работать с другими городами России и за рубежом.

11

13