ММСО. Форум «Город образования»

МИФИ: формула успеха

1

 

МИФИ. Известная всей стране аббревиатура. Московский инженерно-физический институт. Теперь он известен как Национальный исследовательский ядерный университет. Вуз со славной историей и нацеленный, в четком соответствии с требованиями времени, на поступательное развитие. В чем заключается секрет успеха одного из ведущих российских университетов? В МИФИ сформулировали простую формулу: образование, наука, промышленные инновации. Об этом и многом другом наш разговор с ректором университета, профессором, доктором физико-математических наук Михаилом Николаевичем Стрихановым.

 

– В конце прошлого года МИФИ вошел в ТОП-15 международного рейтинга World University лучших вузов БРИКС и развивающихся стран. Только МГУ опережает МИФИ. Это достижение университета, безусловно, повод для гордости, но рискну предположить: к этому успеху вы шли не самой короткой дорогой?

– Международный рейтинг World University, составляемый рейтинговым агентством Times Higher Education, проходил впервые в истории БРИКС, и нам очень приятно, что наш вуз занял в нем 13-е место. Для нас это некий аванс на будущие достижения. Хотя во всей группе БРИКС мы очень сильный университет. Впереди нас действительно только МГУ им. Ломоносова, он занял 5-ю позицию. Всего в ТОП-100 по БРИКС вошли семь российских вузов. Конечно, в общем списке, а в нем представлены университеты всех стран, наши позиции несколько скромнее. Критерии попадания в рейтинг достаточно стандартны. Первое требование – высокая репутация вуза. Второе – наличие хорошего пула научных публикаций и большой индекс цитирования, что у нас, безусловно, присутствует, потому что МИФИ занимается наукой, и нас много цитируют по таким ключевым направлениям, как «физика высоких энергий», «физика твердого тела», «ядерная физика» и т.д. Научные исследования этих процессов производятся на самом современном оборудовании, в них задействованы большие коллективы ученых. Их деятельность чрезвычайно востребована. Второе слагаемое успеха заключается в политике МИФИ. В соответствии со своим названием – инженерно-физический институт – мы придерживаемся принципа синергетического взаимодействия физики и инженерии. Лозунг нашего вуза заключается в простой триаде – «образование, наука и промышленные инновации».

 

В соответствии со своим названием – инженерно-физический институт – мы придерживаемся принципа приложения физики к инженерии. Лозунг нашего вуза заключается в простой триаде – «образование, наука и промышленные инновации».

2Сегодня мы являемся главным вузом-партнером Госкорпорации «Рос­атом», что, впрочем, не мешает нашему сотрудничеству, к примеру, с компанией «Росэлектроника», которая создает электронику сегодняшнего и завтрашнего дня, причем не без участия выпускников МИФИ. Ведь наши выпускники получают знания очень высокого уровня. У нас динамично и, я бы сказал, мощно развиваются компьютерные науки, равно как и все, что связано с высокими технологиями, включая автоматизацию и кибербезопасность. Но основной ключ нашего развития мы видим в междисциплинарном подходе. Мы понимаем, что у нас есть могучий инструмент в виде ядерных и нанотехнологий, которые можно использовать в медицине, биологии, материаловедении. И прекрасно представляем себе, в каком направлении мы будем развиваться в ближайшие годы.

 

– А что можно сказать об инновационности и особенностях образования в вашем университете?

– Я слово «инновационность» употребляю с осторожностью, потому что все новое, как известно, это хорошо забытое старое, а инновационность, на самом деле, была заложена еще 70 лет назад. Наше базовое образование такое же, как в МГУ. Мы работаем в двухуровневой системе. Бакалавриат – четыре года, и за эти четыре года мы должны выпустить полноценного специалиста. Это не так, как было заложено 70 лет назад, когда первые три курса студенты получали фундаментальную университетскую подготовку, и только после третьего курса они занимались инженерией. Сейчас нашим студентам отводится лишь два года на приобретение фундаментальных знаний, а остальную подготовку они получают уже в магистратуре. Кроме того, инновационность заключается в простой аксиоме: инженерный труд сегодня совершенно иной, чем был, скажем, 15 лет назад. Сегодня век компьютерных технологий. Люди должны уметь работать в большой команде. Зачастую очень важно наличие у инженера организаторских способностей, знаний в менеджменте и экономике. А поскольку мы работаем в достаточно плотной связке с корпорациями, прежде всего, в атомной промышленности, речь идет уже о серьезном бизнес-направлении в нашей деятельности. А это значит, что если вы предлагаете некое техническое решение, вы должны плюс к этому сделать его финансовый расчет и подготовить экономическое обоснование проекта. Поэтому мы готовим будущих инженеров таким образом, чтобы они уверенно и грамотно составляли не только технические решения, но и умели делать экономическое обоснование. Дисциплины, которые необходимо читать для этого, введены в нашу образовательную программу. Кроме того, у нас всячески поддерживаются молодежные инновационные движения. В МИФИ сейчас активно действуют технопарк, инжиниринговый центр, центр прототипирования, другие малые предприятия, которых в нашем вузе около ста. Мы меняем свою академическую инфраструктуру, но делаем это продуманно и постепенно. Ранее у нас было пять ключевых факультетов. Сейчас создано десять центров превосходства, у каждого из которых есть свои индикаторы развития на период 2015-2017 годов, которые подразумевают, среди прочего, привлечение в вуз иностранных ученых. Конечно, в этой сфере масса проблем, начиная от сегодняшней политической ситуации и заканчивая размещением зарубежных специалистов, которое подразумевает, в том числе создание для каждого ученого офиса, соответствующего международным стандартам и т.д. Тем не менее, мы к 2020 году планируем иметь больше 14% иностранного персонала. Центры превосходства в перспективе заменят у нас факультеты. Это не наше изобретение. Такая схема реализована уже во многих вузах. Но внедрять новое следует очень аккуратно, поскольку старую схему разрушить проще всего, а вот создать новую гораздо сложнее. Но сейчас предпосылки для изменения академической инфраструктуры у МИФИ есть.

 

Основная цель нашей реструктуризации – взять на вооружение лучшие образцы западных университетов. Чтобы готовить людей, востребованных современной экономикой, нам необходимо менять инфраструктуру вуза.

– Складывающаяся сегодня внешнеполитическая ситуация как-то сказывается на международных связях вашего вуза?

3– Конечно, сказывается. Многие наши ученые, которые были готовы поехать за рубеж, вынуждены были отказаться от своих командировок по тем или иным причинам. Кроме того, есть формальный запрет американского Департамента энергетики, иначе говоря, Министерства энергетики США, на поездки своих сотрудников в Россию. Тем не менее, на мой взгляд, у нас есть достаточно инструментов, чтобы привлекать зарубежных ученых. Ведь основная цель нашей реструктуризации – взять на вооружение лучшие образцы западных университетов. Чтобы готовить людей, востребованных современной экономикой, нам необходимо менять инфраструктуру вуза.

 

– А можно ли подробнее остановится на том, как в МИФИ выстроена система международного партнерства, включая рекрутинг иностранных студентов?

– МИФИ – сегодня фактически образовательная часть Государственной корпорации «Росатом». Росатом – глобальный игрок на международной арене: он имеет свои интересы в 70 государствах, а 34 страны мира подписали с Росатомом соглашения о строительстве различных объектов атомной промышленности. Речь идет не только об атомных станциях, но и о добыче урана, отработке радиоактивных отходов, и во всех этих странах, в принципе, мы предлагаем свой образовательный пакет. Это наш первый источник рекрутинга студентов из-за рубежа. Второй – непосредственная политика университета. Мы работаем на образовательных рынках. Участвуем в различных образовательных форумах. К 2020 году мы поставили задачу довести количество иностранных студентов в университете с 6,5%, как сейчас, до 21%, фактически до пятой части. Это наша стратегическая цель. Много это или мало? Сейчас у нас на московской площадке из семи тысяч студентов почти семьсот человек из-за рубежа. Это число необходимо удвоить, что для нас не очень сложно. Гораздо сложнее с иностранными учеными. Как уже отмечалось, многие страны наложили запрет на командировки своих специалистов в нашу страну. Есть проблемы логистики, обеспечения жильем и детскими садами для детей иностранных преподавателей, но эти вопросы при разумном подходе к делу решаемы. Да и в целом нет невыполнимых задач. Мы уже построили одно общежитие. Рассчитываем построить второе. Возвели лабораторный корпус, он сейчас готовится к сдаче в эксплуатацию. Это, вероятнее всего, произойдет в начале 2016 года. Наша территория в 20 га позволяет в обозримом будущем еще построить пару корпусов. Ну а в продолжение разговора о рекрутинге профессуры отмечу, что здесь многое зависит от личных контактов. Несмотря на закрытость университета, многие десятилетия наши ученые работают с западными коллегами. Скажем, в ЦЕРНе, швейцарском центре ядерных исследований, 80% сотрудников-россиян – выпускники МИФИ.

 

– Михаил Николаевич, в вашем вузе наверняка действует ассоциация выпускников и неплохо развита работа с учащимися, ведь студенческая жизнь – это не только получение профессиональных знаний, но и определенное приобретение личностных компетенций. Какие проекты в этой сфере существуют в МИФИ?

4– С недавнего времени мы действительно следим за судьбой наших выпускников, чего раньше не делали, наблюдаем за их успехами в карьере. Однако подобной работой, на мой взгляд, должны заниматься энтузиасты, которые этим увлечены. В университете огромное количество различных форм обучения, начиная с возможности получения второго высшего образования и заканчивая специально созданной у нас в минувшем году бизнес-школой. Люди, которые видят себя в качестве технологических менеджеров, технологических экономистов, могут получить второе образование на факультете экономики высоких технологий. С давних времен в вузе существуют самые разные формы работы со студентами, которые показывают лидерские качества. У нас действуют различные формы самоорганизации, начиная от студенческого совета и заканчивая многообразием лекций и семинаров, направленных, к примеру, на развитие ораторского мастерства. Вместе с корпорациями, в первую очередь, Рос­атомом, проводим деловые игры, конкурсы, в т.ч. командные, например «ТеМП». В рамках этого проекта, который был запущен в вузе пять лет назад, решаются самые разные задачи, к примеру, нужно сконструировать некий прибор и вписать его в экономические параметры. Я бы назвал решение подобных задач технологическим КВНом. Так мы и выявляем людей с лидерскими качествами. И карьера у них весьма успешна, причем в крупных корпорациях, где такие специалисты востребованы и ко всему прочему получают неплохую зарплату. У нас неплохо организована внеучебная работа со студентами. Судите сами: есть клуб «Поэзия», действует замечательный академический мужской хор, гордость вуза. Этому хору, объединяющему 300 человек, кстати, уже 57 лет. Кроме того, в МИФИ две театральных, вокальная и танцевальная студии, разумеется, есть своя команда КВН и клуб Знатоков. На базе ДК «Москворечье» функционировала студия джаза. А из стен нашей, без преувеличения, мощной театральной студии вышли много известных людей. Еще у нас есть центр культурных проектов, клуб военного и ролевого моделирования «ВИРМ». Ежегодно на День первокурсника мы устраиваем смотр талантов, которые на сцене смотрятся вполне профессионально.

 

В университете огромное количество различных форм обучения, начиная с возможности получения второго высшего образования и заканчивая специально созданной у нас в минувшем году бизнес-школой.

– Большой конкурс в ваш университет сегодня?

– В среднем, пять человек на место. Но есть специальности, на которые претендуют 18 и даже 20 человек на место. Ребята к нам поступают «головастые». Ремесло наше считается тяжелым, но после выпуска они находят свое место в жизни.

 

– Не так давно в одном из интервью вы сказали, что университет должен работать как успешная корпорация. Что вы вкладываете в этот тезис?

– Прежде всего, управленческая структура вуза должна строиться по моделям бизнес-структуры. Для сервисных служб, таких как отдел кадров, финансовая служба и т. д., должны быть вполне ясные КПЭ, а по мнениям пользователей об их деятельности нужно судить по их эффективности. Тогда система будет работать на благо тех подразделений, на которые нацелена. Второе: должны быть четкие, ясные планы развития университета. Министерство образования четко ориентирует вузы на определенные индикаторы. С конца прошлого года мы находимся в стадии защиты отчета о двухлетней деятельности и дорожной карты развития на ближайшие два года. Это процесс непрерывного представления наших возможностей. Защита дорожной карты, кстати, проходит на английском языке.

 

– Какие ближайшие задачи стоят перед МИФИ?

– Привести административную структуру МИФИ к структуре, подобной той, что выстроена в бизнес-корпорациях, например, в Росатоме. Сегодня мы меняем систему мотивации людей, проводим достаточно жесткую кадровую политику, при этом понимая особенность образовательной сферы как достаточно консервативного процесса. Мы, тем не менее, будем создавать службы так, как они организованы в успешных корпорациях, например, службу персонала. Второе направление – развить то, что угасло в 90-е годы. Ведь преподаватель – это не только человек, который читает студентам лекции, но и ученый ведущий научную работу. Я вижу наш университет мировым лидером в области ядерных и радиационных технологий. Это путь очень тяжелый и непростой, подразумевающий, в том числе, децентрализацию структуры. И здесь огромное поле деятельности и для МИФИ, и для всех ведущих российских вузов.