женщина творец

Мир спасет Женщина

1

 

Уходящий 2015 год выдался богатым на события в области женского движения. Не успел в Санкт-Петербурге завершиться первый Международный Евразийский женский форум, как уже через три недели, 14 октября, в Пекине открылся первый Международный женский форум, который во многом продолжил обсуждение поднятых в Санкт-Петербурге проблем гендерного равноправия, роли женщин в политике, экономике и культуре и других тем.
А еще за полгода до проведения первого Евразийского женского форума в Санкт-Петербурге, получившего широкий политический резонанс, не менее грандиозный по своему политическому значению Международный женский форум «Расширение роли женщин в межкультурном диалоге» прошел в столице Азербайджана – Баку.

 

Женский вопрос

ХХ век с его оформившимися феминистическими позициями дал, наконец, решающий старт для признания равноправной с мужчинами роли женщин в социально-политическом устройстве общества. Предшествовавшее этому общественное движение за равноправие женщин начало складываться в XIX веке, когда в истории западной цивилизации женщины впервые выступили как самостоятельная организованная политическая сила.
Вероятно, многим из наших современников, перманентно вовлекаемым в разного рода политические выборы и нередко добровольно отказывающимся от своего избирательного права, нелишне вспомнить о том, что всего сто лет тому назад женщины в разных концах света в острой борьбе доказывали свое право избирать и быть избранными.
Для либералов XIX века, приверженцев идеи равноправия полов, речь шла о формальном юридическом равенстве, дающем человеку возможность отстаивать свои интересы. Обычное право Великобритании и США того времени гласило: «Юридически женщина не существует отдельно от своего отца или мужа, которые голосуют от ее имени и во имя интересов семьи в целом, без их согласия женщины не могут заключать договоры, не должны владеть собственностью, самостоятельно выступать в суде».

 

2Только в 1861 году английский философ и экономист Дж. Стюарт Милль выступил в поддержку смелых англичанок, публично заявивших о том, что женщины могут сами говорить от своего имени, свободны в устройстве своей судьбы и потому вправе требовать одинаковых с мужчинами политических прав. Через шесть лет после этого он представил в английском парламенте петицию в пользу избирательных прав для женщин. Так впервые в высших органах государственной власти прозвучал голос в пользу нового общественного движения. Главным требованием первых политических организаций женщин оставалось избирательное право наравне с мужчинами, а также право на собственность, высшее образование и профессиональную занятость.

 

К началу ХХ века немногочисленное женское движение в Америке и Европе превращается во влиятельные национальные коалиции и ассоциации, которые проводят массовые демонстрации, акции протеста с целью привлечения внимания общественности к провозглашаемым реформам.
В 70-х годах XIX века первые европейские университеты открыли свои двери для студенток. Но пионерам в борьбе за женские права понадобилось почти семьдесят лет упорной борьбы, чтобы добиться для себя избирательного права, пока, наконец, в 1920 году Конгрессом США ни была принята соответствующая 19-я поправка к Конституции.
В Англии избирательное право получили только замужние дамы. И лишь спустя десять лет, в 1928 году, оно было дано всем англичанкам.
Самой прогрессивной в отношении прав женщин страной стала Новая Зеландия, которая первой в мире уже в 1893 году допустила женщин на избирательные участки. Во Франции законное право голосовать на выборах женщины получили лишь в 1946 году.

 

До 1970-х годов Швейцария отказывала своим гражданам женского пола в праве избирать и быть избранными. Что касается стран мусульманского мира, то для многих из них этот запрет остается актуальным и в XXI веке.

 

3В России первые примеры зарождения нового отношения к женщине в обществе возникли в эпоху Петра I, что подкрепило появление женщин нового типа, готовых участвовать в общественной жизни государства – Екатерина II, Е.Р. Дашкова, графини М.Г. Разумовская, А.К. Воронцова, М.А. Нарышкина. Целям «усиления социализации» женщин способствовало Женское патриотическое общество – первая на русской земле организация, созданная для достижения общественных целей. Оно было образовано в 1812 году и положило начало истории организованной женской политической активности в России.
В известной степени деятельность Женского патриотического общества была продолжена последовавшими за своими мужьями и братьями в Сибирь декабристками – Е.И. Трубецкой, М.Н. Волконской, Е.А. Уваровой, А.Г. Муравьевой и другими. Создавая в Сибири публичные библиотеки и пункты медицинской помощи населению, организовывая лекции и концерты, жены декабристов тем самым сплачивали людей на поселении.

 

Во многом кристаллизации женского коллективного самосознания в России способствовали и известные представительницы того времени, которые своим необычным поведением выпадали из общепринятых в обществе стандартов, скандалами и провокационным поведением внося свой вклад в дело утверждения свободы личности и ломая устаревшие моральные устои («кавалерист-девица» Н. Дурова, А. Закревская, А. Керн, С. Дельвиг).

 

Свою роль в поиске русскими женщинами сфер применения вне семьи сыграла Крымская война 1853-1856 годов, с которой связано появление русской санитарной службы. Женщины в ней играли большую роль – Е. Будберг, А. Травина, сестры Е. Бакунина и Е. Хитрово – внучатые племянницы М.И. Кутузова и другие прогрессивно мыслящие представительницы слабого пола, эмансипация которых ускорила постановку вопроса об освобождении женщин в России.
Первым русским журналистом, поднявшим в печати «женский вопрос» в России и заставившим говорить о нем, стал автор журнала «Современник», литературный критик М.Л. Михалков, выступивший со статьей «Женщины, их воспитание и значение в семье и обществе» (1852 г.). В ней впервые в отечественной истории прозвучало требование равноправия женщин в социально-политической жизни. Благодаря этой статье «женский вопрос» в России из обособленной проблемы вырос и стал восприниматься как одно из проявлений общественного неустройства.

 

Начало женского движения в России (1859-1904 гг.) связано с попытками обеспечить женщин возможностями профессиональной занятости, а через нее экономической независимости, и борьбой за доступ к высшему образованию. В 1859 году в Петербурге на квартире М.С. Шпилевской открывается первая воскресная школа для женщин, которая внесла значительный вклад в дело женского освобождения. По ее примеру школы для женщин заработали вскоре в Перми, Харькове, Киеве, Казани, Одессе и других городах. Однако центральный вопрос – о доступе женщин к высшему образованию – все еще оставался открытым.

 

4Девушки проникали на занятия в университеты, создавали кружки, в которых читались лекции по естествознанию, медицине. До того момента, пока после многократных воззваний и прошений в Москве не открылись первые Лубянские курсы по подготовке учительниц. В 1872 году в Петербурге при Военно-медицинской академии организуются врачебно–акушерские курсы для женщин, а в 1878 году в Петербурге открываются самые известные из женских курсов – Бесстужевские, названные так по имени профессора-историка К.Н. Бесстужева-Рюмина.

 

Завершать свое образование девушкам приходится за рубежом, прежде всего, в Германии и Цюрихе, где они напитываются идеями развивающегося западного феминизма.

И хотя западный и русский подходы в решении «женского вопроса» имели на тот момент (и продолжают иметь сегодня) ряд существенных отличий, женщины в разных странах хорошо понимают друг друга.

 

После Октябрьской революции новая советская власть закрепила юридическое равноправие женщин с мужчинами. Были во многом упразднены действовавшие прежде законы семейного права, патерналистскую роль взамен освободившегося в жизни женщин места мужчины взяло на себя государство.
Последствия этих социально-политических реформ, разрушивших в большевистской России семейные устои, и последующее повсеместное включение женщин в общественное устройство не заставило себя долго ждать. Неслучайно уже к 1930 году в политике семейно-брачных отношений СССР начался традиционалистский откат, суть которого состояла в идеологическом и политическом манипулировании вопросами материнства и супружеского долга (что в первую очередь было продиктовано необходимостью высокой рождаемости в предвоенные и военные годы).

 

Нет необходимости напоминать о той огромной роли, которую женщины во всем мире, и в особенности в СССР, сыграли во время Великой Отечественной войны – этот подвиг бессмертен. Однако практически сразу после ее окончания женщины, в военное время заменившие мужчин на руководящих постах, вновь были низвергнуты до традиционного положения матерей и работниц.

 

5Лишь благодаря политической «оттепели» и последовавшей затем стагнации (середина 50-х – середина 80-х) советские женщины вновь получили право самостоятельного определения жизненных установок, частичной реабилитации личной жизни и большей автономности семьи (облегчение процедуры развода – 1965 г., право на получение фиксированной 25% доли алиментов – 1967 г., введение оплачиваемых отпусков по беременности и родам, пособий на детей матерям-одиночкам – 1968 г.).

 

Но по-прежнему оставалось бытовое неравенство с мужчинами, меньшие возможности для профессионального роста и высоких зарплат – мужчины и женщины де-юре были равны в правовом статусе, но де-факто их личностный и гражданский потенциал оставался различным.

 

Все попытки представительниц женского движения дополнить норму о равных правах мужчин и женщин в Конституции 1977 года фразой «о равных обязанностях» не увенчались успехом. Советская партийная идеология настойчиво продолжала отождествлять «правильную женственность» с материнством. Образ и статус «работающей матери» был объявлен достижимым идеалом. В результате, когда к концу 70-х годов проблема совмещения ролей матери и идеальной работницы привела к констатации «чрезмерной маскулинизации» женщин, ее было решено преодолеть через возврат женщины в семью.
Женщины были ограничены в своем праве на участие в публичной сфере. Единственно дозволенной женской организацией в СССР был Комитет советских женщин, действовавший под началом идеологического отдела ЦК КПСС. К началу 80-х годов в самих партийных рядах было около 20% женщин, в руководящем эшелоне – всего лишь 2, 8%, а в самом ЦК КПСС – ни одной.

 

Новый голос в защиту прав советских женщин зазвучал в том же 1979 году, когда группа ленинградских правозащитниц в лице Н. Малаховской, Т. Горичевой,
Т. Мамоновой, Ю. Вознесенской в своем альманахе «Женщины и Россия» впервые публично развенчала миф «о беспроблемности женской судьбы в СССР», но уже на выходе он был арестован. Этот нелегальный период в истории российского феминизма, который характеризуется тесной связью с православной ортодоксией (своим символом феминистки считали образ Богородицы) в ответ на издержки атеистической идеологии, «решившей женский вопрос», в России сегодня во многом ассоциируется с чуждыми нам западными идеями. И в этом, безусловно, есть доля истины, учитывая тот тесный контакт, который ортодоксально настроенные советские феминистки поддерживали со своими западными соратницами.

 

В cвоем нынешнем виде женское движение в России сложилось в конце 80-х годов ХХ века, что в первую очередь было связано с начавшимися в это время экономическими и политическими реформами в стране. Они во многом изменили позиции женщины в обществе, создав условия для возникновения новых форм женского движения и рождения множества общественных объединений. Последние, в свою очередь, стремились добиться не просто формально-юридического, но реального гендерного равенства.

 

Первые женские группы, объявившие себя независимыми, начали появляться уже в конце 80-х годов. Именно они открыто ставили под сомнение «опыт решения женского вопроса в СССР», показав, что он не решен, что женщины даже формально не полностью уравнены в правах с мужчинами, а о фактическом равенстве не может быть и речи.

 

Все новые женские группы ставили перед собой конкретные задачи: реже научно-исследовательские, чаще – практические. Данным обстоятельством во многом объясняется массовое появление в это время в стране «кризисных центров», нацеленных на помощь женщинам в решении таких закрытых для публичного обсуждения проблем, как домашнее насилие, сексуальное домогательство на рабочем месте и других. В 1989 году в России возникла первая правозащитная организация «Комитет солдатских матерей».

 

29-31 марта 1991 года в подмосковной Дубне состоялся Первый, а через год – Второй независимый женский форум, в котором приняли участие более семидесяти организаций. Эти встречи наглядно продемонстрировали ненужность уже давно бездействовавшего Комитета советских женщин и ликвидировали его монополизм в решении «женских проблем».
На этом, первом, этапе возрождения в России женское движение занималось определением задач и целей своей деятельности. Идея прав человека тогда не слишком занимала их, поскольку страна находилась в состоянии экономического кризиса, у безработицы было «женское лицо».
Женщин – впервые за долгие десятилетия – отнесли к социально незащищенной и уязвимой социальной группе наравне с инвалидами и беженцами.
Немало женщин вступило в борьбу за улучшение экологического состояния городов и районов, создав первые в российской истории экофеминистские организации. В 1992 году была создана база данных, куда были включены сведения о семидесяти женских объединениях России. Уже к 1993-1995 годам число их выросло до трехсот, и эта мощное женское движение стало искать пути взаимодействия со структурами государственной власти и партийно-политической системой, при этом по-прежнему наталкиваясь на стереотипы в оценке роли и места женщины в обществе.

 

6Именно на этом этапе возникла задача гендерного просвещения общества и распространения знаний о правах женщины. Центральное событие этого этапа – победа движения «Женщины России» на выборах в Государственную думу в 1993 году, набравшего 8,13% голосов избирателей. В результате впервые в российской истории в парламенте была сформирована женская парламентская фракция во главе с Е.Ф. Лаховой. Однако, несмотря на свою успешную деятельность (фракция приняла участие в подготовке 209 проектов из 325), уже на последующих выборах она не смогла преодолеть необходимый избирательный порог, чему в немалой степени способствовали общая консервативность политической культуры россиян и предубеждения относительно присутствия женщин в политике. Но активность женского движения в 1993-1995 годы все же существенно сказалась на политической жизни страны: партии стали включать в свои списки больше женских имен.
В 1993-1994 годах экофеминистические организации России провели свои первые объединительные форумы, образовав два Международных экофеминистических конгресса – «Женщина. Экология. Цивилизация» (1993) и «Женщина. Экология. Политика» (1994).

 

Дальнейший этап возрождения женского движения касался целей самоопределения в контексте гражданского общества и выработки новых алгоритмов действия.
В 1999 году Министерство юстиции России зарегистрировало уже более 650 женских объединений, девять из которых – с федеральным статусом.
Когда на очередных выборах «Женщины России» получили всего 2% голосов и не смогли сформировать фракции в парламенте, на повестку дня вновь был выдвинут забытый с советских времен вопрос о квотировании мест для женщин в структурах государственной власти, в настоящее время активно лоббируемый ООН.
В последние годы российские женские организации все чаще пропагандируют принципы социального партнерства, соучастия в решении острых социальных проблем – насилия, беспризорности, наркомании, торговли женщинами. Этим целям во многом способствует созданный в 1998 году Информационный центр независимого женского форума и Консорциум женских неправительственных объединений, во главе угла которых стоит лоббирование интересов женщин в структурах власти различных уровней.

 

Что волнует женщин Евразии?

24-25 сентября в Санкт-Петербурге прошел первый Евразийский женский форум. Грандиозность этого женского собрания была отмечена столь же грандиозной культурной программой: для обсуждения насущных социальных и политических проблем современности в город на Неве прибыли более 700 делегатов из 85 стран мира – видные политические и общественные лидеры, спикеры палат национальных парламентов, вице-премьеры, министры, представительницы деловых кругов и различных конфессиональных объединений, научного сообщества, общественных организаций… Идея его проведения впервые была высказана два года назад Председателем Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Валентиной Ивановной Матвиенко, которая уже много лет последовательно занимается евразийской интеграцией.

 

7Слова поддержки в адрес делегаток звучали от имени первых лиц государства – Президента России Владимира Путина, министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой, Генерального директора Всемирной организации здравоохранения Маргарет Чен и других лидеров стран и мировых общественных объединений. В их приветственных речах подчеркивалась все возрастающая созидательная роль женских объединений во всех областях общественной жизни – политике, экономике, науке, культуре, образовании, значимость проблематики гендерного равенства и расширения возможностей самореализации женщин.

 

Ведущая тема первого Евразийского женского форума – «Женщины в современном мире: новые горизонты сотрудничества» нашла отклик у всех его участниц. Их главная цель была – обсудить вопросы социальной защищенности и устойчивого развития государств, перспективы взаимовыгодного сотрудничества в условиях углубления интеграционных процессов в мире, расширения участия женщин в экономике, политике, социальной, гуманитарной и культурной областях. Роль женщин оказывается незаменимой, когда речь идет о чужой культуре, способах налаживания взаимоотношений и притирке к чужим обычаям во имя благополучного будущего детей.

 

Делегаты верят, что новый Евразийский форум, начавшийся как дискуссионная площадка для обсуждения глобальных проблем современности, положит начало новому сотрудничеству между парламентами, странами и народами.

 

Независимо от их этнического, социального и конфессионального происхождения, во всем мире женщин сегодня одинаково волнуют последствия религиозных вооруженных конфликтов, войн, гуманитарных катастроф, терроризма, проблемы наркотрафика, судьба беженцев в Европе, борьба с бедностью и заболеваниями, ухудшающаяся демография, слабая защищенность семьи и детей и многие другие глобальные проблемы современности. И эта обеспокоенность за судьбы мира уже давно вышла за рамки традиционных «женских» сфер – социальной политики, вопросов семьи, материнства и детства, здравоохранения и культуры.
Среди заявленных для обсуждения тем дискуссий Евразийского женского форума были: «Женщины и власть: повестка устойчивого развития мира», «Женщины в меняющейся экономике: новые возможности и вызовы», «Женщины в формировании глобальной стратегии здоровья людей», «Женщины в развитии гуманитарного сотрудничества и благотворительности».

 

Вне повестки были незаявленные, но такие острейшие проблемы последних дней, как Сирия и ИГИЛ, беженцы в Европе, Юго-Восток Украины.
Главной целью форума была гуманизация международных отношений, направленная на дипломатическое урегулирование социально-политической обстановки в мире, объединение, а не разъединение государств в решении обозначенных политических и социально-экономических глобальных проблем, решение которых, уверены делегаты, уже невозможно исключительно силовыми методами.
Сегодня, в XXI веке, для такого дипломатического подхода в формировании глобальной политики, основанного на диалоге и уважении суверенитета друг друга, уже созданы все предпосылки. И связаны они во многом именно с харизматичными женщинами–лидерами, которые сегодня все чаще выходят на политическую мировую арену.

 

8Множество прогрессивных перемен в Азии и в мире стали следствием прихода в политику таких женщин, как премьер-министр Индии Индира Ганди, Беназир Бхутто в Пакистане – первая женщина в новейшей истории, возглавившая правительство в стране с преимущественно мусульманским населением, Кори Акино на Филиппинах – первая женщина-президент в Азии. Всему миру хорошо известны имена таких ярчайших женщин-политиков, как бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, канцлер Германии Ангела Меркель, экс-президент Финляндии Тарья Халонен, Дилма Русеф в Бразилии, Кристина де Киршнер в Аргентине, Валентина Матвиенко в России и других общественных и политических лидеров.

 

Этот факт все возрастающей роли женщин в политике участницы первого Евразийского женского форума отразили в своей итоговой резолюции, с которой они обратились к лидерам государств, политическим и общественным деятелям, представителям научных и культурных кругов, средств массовой информации и общественных объединений с предложением оказывать всемерное содействие ее популяризации и практической реализации.
Документ рассматривался как универсальная программа действий по достижению глобальных целей и последующего устойчивого развития для представления ее на одобрение саммиту Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций.

 

Среди основных требований звучали:

  • прекращение применения политических и иных санкций против ряда государств, в том числе в отношении парламентариев, как противоречащих международному праву и демократическим ценностям;
  • всестороннее и гарантированное участие и продвижение женщин в государственном управлении и выборах всех уровней, в общественно-политической жизни, и устранение связанных с этим правовых, административных, культурных, экономических препятствий;
  • обеспечение права на равные возможности в сфере занятости и профессиональной деятельности без дискриминации по признаку пола;
  • обеспечение условий для совмещения женщинами женских обязанностей с трудовой деятельностью и поддержки конкурентоспособности женщин на рынке труда путем организации профессиональной ориентации, обучения новым профессиям, профессиональной переподготовки и повышения квалификации;
  • защита жизни и здоровья женщин, особенно в репродуктивном возрасте, предотвращение социально значимых заболеваний и обеспечение продовольственной помощи наиболее уязвимым слоям населения;
  • привлечение инвестиций в человеческий капитал, совершенствование социальной сферы;
  • предупреждение и устранение любых форм насилия в отношении женщин и детей, что касается в первую очередь стран, переживающих военные конфликты и стихийные бедствия;
  • срочное решение жизненно важных проблем беженцев – женщин, детей, пожилых людей, вынужденно покинувших свою страну;
  • совместное противодействие государственных и гражданских структур общества террористическим организациям, международной наркомафии и организованной преступности.

Раздавались призывы к международным межпарламентским объединениям: уделять пристальное внимание законодательному обеспечению расширения правовых, экономических и социальных возможностей женщины, усовершенствовать систему защиты семьи, материнства и детства, обеспечить их качественной медицинской и социальной помощью. Ведь, несмотря на поистине громадные успехи, достигнутые в деле защиты прав женщин и детей, в нем все еще остается множество «белых пятен».

 

9– Несмотря на все возрастающую роль женщины на политическом поприще, в настоящее время, тем не менее, только двадцать национальных лидеров – это женщины; в пяти парламентах мира и в восьми правительствах они не представлены вообще, – говорит Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова. – Еще больше удручает ситуация в образовании. Среди детей, не посещающих школу, девочки по-прежнему составляют большинство. Сегодня в мире насчитывается 493 миллиона неграмотных женщин, многие из них подвергаются домашнему насилию, принудительным ранним бракам. Проблемы гендерного неравенства сохраняются и в науке, где женщины представляют всего тридцать процентов научных работников; из 197 Нобелевских премий по физике лишь две присуждены женщинам, и четыре из 169, присужденных в области химии.

 

Подобная ситуация неравенства, – продолжает Ирина Бокова, – сохраняется практически во всех сферах жизнедеятельности, в том числе и в тех, что входят в компетенцию ЮНЕСКО. Исправить такое положение призвано принятие в этом году международным сообществом новой глобальной повестки дня для устойчивого развития после 2015 года, в которой достижение гендерного равенства является одной из ключевых целей.
Накануне предстоящего саммита Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке (его проведение практически совпало с датой проведения Евразийского женского форума) требования участниц выглядели как нельзя более актуальными.

Делегаты форума не скрывали своего разочарования.

 

– В повестке дня саммита Генеральной Ассамблеи ООН значится достижение 17 основных целей и 169 задач: ликвидация нищеты, охрана здоровья, обеспечение гендерного равноправия, борьба с изменением климата, стимулирование экономического роста и создание рабочих мест, улучшение доступа к современным источникам энергии, расширение услуг в области водоснабжения и санитарии, обеспечение безопасности городов и других населенных пунктов… Но в ней ничего не говорится о поддержке семьи, – говорит россиянка Наталья Якунина, которая возглавляет совет Всероссийской программы материнства и детства Фонда имени Андрея Первозванного. Она предлагала включить этот пункт в требования итоговой резолюции форума. В своем выступлении Наталья Якунина подчеркивала, что Россия всегда была сильна именно семейными устоями и не намерена ломать их впредь в угоду новым веяниям.

 

Ее эмоциональное выступление поддержали и другие участницы форума. Их, так же, как и российских женщин, волнует атака либеральных западных сил на традиционные моральные и семейные ценности, которые сегодня подвергаются активному пересмотру в ряде европейских стран.

 

10Подобная реакция женщин на расшатывание традиционных ценностей закономерна и объясняется длительным периодом истории, предшествовавшим сегодняшним событиям, считает президент аналитического Фонда исторической перспективы, руководитель Европейского Института демократии и сотрудничества в Париже, доктор исторических наук Наталия Нарочницкая:

— В спокойные времена становления христианской культуры мужчины поднимались до героических поступков во имя чести и достоинства, веры и верности, а женщины воплощали те же самые ценности – представления о добре и зле, о чести и долге в семье. В моменты, когда идет разложение традиционных ценностей, у женщин инстинкт самосохранения включается интуитивно. Они скорее, нежели мужчины, чувствуют: пора восстать против того, что угрожает семье, самой сущности человека и человечества.

 

В любом обществе, даже самом пат­риархальном, всегда есть социально и политически активные представительницы женского сообщества, которые понимают, как далеко зашла ситуация взаимного недоверия, игнорирования реалий, неспособности обсуждать и договариваться.

 

Вот и сегодня, – продолжает Наталия Алексеевна, – возникло осознание того, что искусственно созданные драматические ситуации в Сирии и на Украине лишают мир инструментария для решения самых опасных и сложных международных проблем. И в этом смысле Евразийский женский форум – очень хорошая возможность забить тревогу, предостеречь и одернуть тех, кто целенаправленно нагнетает напряженность в мире и уничтожает связи между народами и странами.

 

Итоги

Не всем из участниц первого Евразийского женского форума удалось выступить с трибуны на этот раз – многим делегатам просто не хватило для этого времени.

Но все же своей главной цели участницы форума сумели достигнуть – создать новую постоянную дискуссионную площадку для женщин всего мира.

 


При подготовке материала были использованы статьи:

  1. Л. Попкова, Е. Жидкова. «Первая волна западного феминизма: суфражизм в XIX — XX веках».
  2. С. Айвазова. «Женщины и общество. Тендерное измерение политического процесса».
  3. Материалы журнала «Российская Федерация сегодня».