женщина творец

Институт, где создавали «новую породу людей»

1

 

Смольный институт благородных девиц – первое в России учебное заведение, положившее начало женскому образованию. Институт основан по инициативе личного секретаря Екатерины II Ивана Бецкого и в соответствии с указом, подписанным императрицей, 24 апреля (5 мая) 1764 года и первоначально назывался «Императорское воспитательное общество благородных девиц». Это общество, как говорилось в указе, было создано для того, чтобы «дать государству образованных женщин, хороших матерей, полезных членов семьи и общества».

 

Екатерина, поклонница прогрессивных идей Дени Дидро, Вольтера и Жана Жака Руссо, желала учредить учебное заведение наподобие Сен-Сирского института под Парижем. По уставу, дети должны были поступать в заведение не старше шестилетнего возраста и оставаться там 12 лет, причем с родителей бралась расписка, что они не будут требовать их назад ни под каким предлогом до истечения этого срока. Императрица надеялась, удалив детей на долгий срок от невежественной среды и вернув туда уже развитую и облагороженную девушку, способствовать смягчению нравов и создать «новую породу людей».
Первоначально воспитанницы действительно начинали учиться в 6 лет и заканчивали 18-летними. В программу входило обучение русской словесности, географии, арифметике, истории, иностранным языкам, музыке, танцам, рисованию, светским манерам, а также различным видам домоводства. Затем срок обучения был сокращен до 9 лет, и принимали в Смольный девочек с 9-летнего возраста.

 

2В первых наборах рассчитывать на поступление могли лишь дочери тех дворян, чьи роды были внесены в V и VI части дворянских родословных книг, или тех, которые имели чины, как минимум, 9-го класса – капитан на военной службе, или 8-го класса – коллежский асессор на гражданской. Однако немногие из знати были согласны обрекать своих дочерей на безвыездные 12 лет учебы, после которых вставал нелегкий вопрос о дальнейшей выдаче замуж чересчур образованной девицы. Именно поэтому основной состав учениц был родовитым, но бедным.

 

После 1825 года многие дети декабристов учились в институтах: обе дочери Каховского, например, окончили курс с серебряными медалями. Говорят, что когда в институт приезжали великие княжны, то дочери императора и дочери руководителей восстания весело играли вместе.

 

3Учились здесь и иностранки: внучка Шамиля и дочери грузинских князей, княжны Черногории и шведские аристократки. Согласно официальным источникам, начальница Смольного княжна Ливен говорила молодой классной даме: «Вы, может быть, еще не знаете традиций Смольного. С принцессы надо требовать вдвое и втрое, потому что от ея характера будут зависеть судьбы ея подданных», но, несмотря на это, отношение к ним, безусловно, не было обычным. Например, хотя августейшие особы и носили форменные институтские платья и ходили на обычные уроки, им предоставлялись другие помещения для жилья и собственная кухня, каникулы девушки проводили в имении начальницы института, а на праздники выезжали в императорскую семью.

 

Помимо «государственных» мест для воспитанниц, довольно большое число девушек содержалось за счет специальных стипендий, вносимых как императорской семьей (кстати, Каховские были пансионерками Николая I), так и просто богатыми людьми. Иван Бецкой, состоявший в Совете института, обучал десять девочек, положив на их имя в банк особый капитал. А в 1770 году гофмейстерина Е. К. Штакельберг завещала деньги, полученные за имение, в уплату содержания в Смольном девочек из неимущих семей дворян Лифляндии и для выдачи им пособий при выпуске. Делали ежегодные взносы для содержания стипендиаток Орловы и Голицыны, Демидовы и Салтыковы.

 

Хорошие манеры – главное!

4Распорядок дня в институте был строгим: подъем в 7 часов утра, потом – 6 или 8 уроков. Время для игр ограничивалось. Жили девочки в дортуарах по 30 – 35, а то и по 40 человек с приставленной к ним дамой. Эта же классная дама следила за поведением девочек на уроках.

 

Оценки ставились по 12-балльной шкале, по результатам успеваемости составлялись рейтинги и выдавались промежуточные знаки отличия – где-то банты-кокарды, цвета которых обозначали успешность носительницы, где-то – шнурки с кисточками, которые повязывали на волосы.

 

Обязательными были уроки физкультуры (немного гимнастики) и танцы. Также устраивались ежедневные прогулки, подвижные игры летом и зимой.

Умение изящно приседать в реверансе в Смольном XIX века ценилось больше успехов в математике, за хорошие манеры прощали неудачи в физике, ну а исключить могли за вульгарное поведение, но уж никак за неудовлетворительные оценки. Единственной из дисциплин, считавшейся священной, был французский язык.
В 1803 году в Смольном институте возникли классы «пепиньяр», где готовили будущих классных дам. Это первое женское педагогическое училище России. Туда отбирались лучшие по успехам воспитанницы. В течение двух лет пепиньерки жили в Смольном, помогали классным дамам. Им читали курсы по педагогике и дидактике, они изучали педагогическую литературу. После сдачи экзаменов они могли работать классными дамами или учительницами. С 1848 года был создан общий с Александровским институтом педагогический класс. С 1910 года в Смольном возник специализированный французский класс, в нем все предметы (история Франции, французская литература и грамматика) преподавались на французском языке. Выходили из него учительницы французского языка.

 

5350 выпускниц Смольного института связали свою жизнь с педагогикой, 35 из них стали начальницами женских учебных заведений. Так что Смольный институт традиционно готовил педагогические кадры. Среди смолянок было много писательниц, переводчиц: автор исторических романов Олимпиада Шишкина, писательница и переводчица «Дон Кихота» Мария Ватсон, автор кулинарной книги «Подарок молодым хозяйкам» Елена Молоховец. 35 выпускниц стали фрейлинами. Самой знаменитой из них была Екатерина Нелидова при дворе Павла I.

 

Многие выпускницы посвятили жизнь искусству, среди них известная арфистка Ксения Эрдели и певица, профессор Санкт-Петербургской консерватории Наталия Ирецкая. Были смолянками первая женщина-архитектор в России Нина Новаковская, дипломат и разведчица Дарья Ливен, доктор химии Женевского университета Вера Попова, погибшая в результате химического опыта. Смольный институт оканчивали в разные годы: дочь и внучка генералиссимуса Суворова, матери поэта Баратынского и художника Боголюбова, жена адмирала Екатерина Невельская, сопровождавшая мужа в путешествиях по Дальнему Востоку, мать генерала Ольга Скобелева, начальница лазарета в русско-турецкую войну, муза Михаила Глинки Екатерина Керн, которой он посвятил «Вальс-фантазию» и романс «Я помню чудное мгновенье».

 

Выпускницы Смольного во многом способствовали просвещению русского общества. Именно они, создавая семьи или в силу обстоятельств вынужденные воспитывать чужих детей, прививали им любовь к культуре, уважение к истории своей страны, жажду знаний. Воспитательное общество благородных девиц положило начало женскому образованию в нашей стране, на его основе и по его подобию впоследствии создавались не только женские институты и гимназии Ведомства учреждений императрицы Марии, но и женские заведения других ведомств в России и даже за ее пределами.

 

В6 1859 году инспектором классов Смольного института был назначен Константин Дмитриевич Ушинский. Знаменитый педагог реорганизовал процесс обучения и воспитания: ввел новый учебный план, построенный на небольшом количестве учебных предметов, предметные уроки, опыты по физике, организовал сверх обычных семи классов двухлетний педагогический класс и т. д. Но из-за интриг и доносов он был вынужден в 1862 году уйти из Смольного, после чего его главные нововведения ликвидировали.

 

Вплоть до 1917 года Смольный институт оставался одним из наиболее консервативных учебных заведений России.