апк и пищепром

Генеральный директор компании «Лилиани» Армен Налбандян: «Мы обобщили мировой положительный опыт в зерновой агрологистике»

1

 

В нашей стране активно внедряется программа импортозамещения. Не везде все гладко. Но есть и положительные примеры. Успешно адаптировалось к новым экономическим условиям ООО «Лилиани», производимая им техника концептуально перестраивает традиционную логистику сева, уборки и хранения зерна. Компания активно продвигает новые технологии не только в России, но и в Казахстане, а с 2017 года планирует выйти со своей продукцией на рынки дальнего зарубежья.
Мы поговорили с ее руководителем – Арменом Налбандяном, выяснили, как ему удалось внедрить аргентинские новинки хранения зерна на российских просторах, узнали, насколько существенно проповедуемые «Лилиани» технологии сокращают финансовые потери в агросфере и почему он настаивает на том, что рентабельность в растениеводстве можно увеличить в разы, пересмотрев технологические подходы к агрологистике.

 

– Ситуация с импортозамещением поставила перед российским агропромышленным комплексом задачу внедрения новых технологий и необходимость перехода к инновационным методам. Каким образом ваша компания способствует этому, и насколько гладко идет переход от традиционной философии ведения сельского хозяйства к бизнес-мышлению?

2– Вопрос хороший. К сожалению, в головах наших людей до сих пор сидит то, что надо «волов погонять», «побольше зерна получать», а какой ценой – абсолютно неинтересно. Этот подход – «валить валом, а потом разберем» – остался еще с советских времен, когда не задумывались, какой ценой достигался результат. К сожалению, и сейчас, вместо того, чтобы создавать добавленную стоимость, мы зачастую имеем простую агрономию. А ведь растениеводство – это не только пахота, посев и уборка зерна, но и цепочка бизнес-процессов, где создается ценность. И с этой позиции каждый элемент цепочки – звено создания добавленной стоимости. Следовательно, важны эффективность и экономия ресурсов на всей цепочке создания ценности – если мы говорим об устойчиво высокой прибыли и низких рисках. Никто ведь не занимается бизнесом, чтобы получать убытки или нулевой доход.

 

Мы специализируемся на агрологистике – организации процессов посевной и уборочной, хранения зерновых и перевалки зерна в вагоны. Зная сферу растениеводства изнутри, могу уверенно заявить: ресурсы теряются на всех этапах процесса выращивания зерна. К примеру, во время сева посевной комплекс с тяжелым трактором стоимостью порядка 30 млн руб­лей работает примерно 60-70% своего времени. Почему? Потому что остальное время уходит на его загрузку. Другими словами, из 30 млн инвестиций 10 млн выброшены на ветер. Результат: вместо сева, скажем, за 10 дней посевная может растянуться еще на 5-6 дней (если, конечно, не будет погодных сюрпризов). Аграрии знают цену такого растягивания: не успел в оптимальный срок – можешь потерять и половину урожая.

 

Справка редакции

По разным оценкам, по причине несвоевременного сева потеря урожайности в России составляет 10-15%.

 


– А как можно минимизировать эти потери? Есть какое-то решение?

– Загрузка посевной техники с помощью бункера-перегрузчика «Лилиани» производится за 3-5 минут. Результат – увеличение производительности на севе в среднем на 35%!

 

– Вы себя позиционируете как эксперта в решении проблем потери ресурсов при уборке зерновых. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

– Третью часть уборочного времени дорогостоящие комбайны, а также автомашины не работают! Причина – простои как комбайнов, так и автотранспорта из-за невозможности синхронизации циклов их работы (поломки, задержки на току, вариабельность расстояний от поля до тока, разный темперамент работников, разные характеристики техники и т.д.), а также потери времени – из-за остановок комбайнов с целью выгрузки в грузовик (при традиционной системе уборки). Т.е. треть ресурса комбайнов и автомашин списывается на «расходы» без какой-либо отдачи!

С применением того же бункера-перегрузчика, который на севе решает проблему загрузки сеялок, можно добиться максимальной производительности комбайнов и грузовиков. Для этого выстраивается трехзвенная схема уборки: «комбайн + бункер-перегрузчик + грузовик». В этой цепочке бункер-перегрузчик – компенсатор, буферная зона, которая нивелирует разницу темпов работы комбайнов и машин. Кроме этого, бункер обеспечивает выгрузку комбайнов без их остановки. Все это увеличивает дневную выработку комбайнов в среднем на 40%, а автомашин – до 100%!3
Как видите, все просто! Мы исключаем потери времени, выстраивая безостановочную цепочку уборки, и за счет этого получаем колоссальный рост производительности. А это – своевременно убранное зерно, больший и качественный урожай. Ведь растягивание уборки означает потерю до 2% урожая в день, а также риски потери качества, и, как следствие, – цены.

 

Справка редакции

По оценкам МСХ России, потери зерна от несвоевременной уборки составляют 20% выращенного урожая.

Кстати, технология уборки с применением 3-го звена уже лет 40 существует, ее применяли даже в СССР. Как говорится, все новое – хорошо забытое старое.

 


– И вы решили ее возродить?

– Возобновить эту традицию решили в конце 2008 года. Мировой кризис подсказал, что «просадка» пройдет везде, и по сельскому хозяйству тоже. Стало понятно, что неясность перспектив для инвесторов и нежелание банков кредитовать притормозят спрос на комбайны (несмотря на катастрофическую нехватку) как на самые дорогие машины в растениеводстве. И родилась идея: решать проблему дефицита комбайнов (и автомашин) с помощью бункера-перегрузчика.

 

4Для нашей компании эта идея стала целью. Для нас кризис стал сильной встряской, и создание техники, которая смогла бы решить проблемы логистики и уборки, и сева, мы посчитали перспективным. Бункеры запустили в производство в 2009 году. С тех пор, наряду с производством, ведем активную просветительскую и внедренческую работу.

 

– Какие еще направления вы развиваете?

– Еще одна сфера нашей специализации – производство техники для хранения зерна в специальных пластиковых рукавах. Идея эта зародилась в конце 90-х годов прошлого века в Аргентине. После того, как эксперименты дали успешный результат, технология начала распространяться, а потом – массово применяться сначала в Аргентине, а потом и во многих других странах.

 

– В чем суть этой технологии?

– Суть технологии – герметичное хранение зерна. Эта цель достигается путем создания внутри пластикового рукава среды, в которой, благодаря процессу «дыхания» зерна, насекомых и микроорганизмов меняется состав атмосферы – снижается уровень кислорода за счет его замещения углекислым газом – продуктом дыхательного процесса. Так как воздухообмен с внешней средой закрыт, происходит консервация зерна в среде углекислого газа, который является идеальным натуральным консервантом. При этом все насекомые и вредители погибают в течение месяца.

 

– А как вы адаптировали аргентинские технологии под российские условия?

– В России остро стоит вопрос нехватки зернохранилищ. Мы разглядели в этом потенциально интересную нишу. Сначала импортировали технику из Аргентины, потом наладили производство на своем предприятии.
Технология несложная. Тем не менее, есть свои нюансы. «Детские болезни» освоения уже позади. Мы разработали целую серию техники, адаптированную под особенности российской технико-технологической оснащенности. С нашим оборудованием можно развернуть собственный «мобильный безразмерный элеватор» в любом хозяйстве, прямо на голом поле. При этом качество сохранности зерна – не хуже элеваторного, а по затратам – несравненно ниже.

 

– Какие еще преимущества есть у данной технологии?5

– В пластиковых рукавах прекрасно сохраняется зерно с высокой влажностью. Об этом мы узнали, когда один из первых наших клиентов в Казахстане – компания «Жетису-Жер» – осенью 2005 года от безысходности решился на такой шаг – загнать в рукав влажное зерно в надежде сохранить его до весны. Дожидаться, пока зерно высохнет, у них не было возможности (надвигались снегопады). В результате 10 тысяч тонн зерна влажностью 24% (норма – до 14,5%) пролежали в рукавах под снегом всю зиму. Качество не только не ухудшилось, но и значительно улучшилось в результате послеуборочного дозревания. Весной они все благополучно продали элеватору, там все высушили на сушилках.

 

Казахстан доказал, что технология шикарно работает и при высокой влажности зерна. Теперь идею уборки влажного зерна мы продвигаем не только в Казахстане, но и в Сибири и Поволжье, где часто бывает «влажная уборка».

 

– Вы назвали весомые выгоды, которые несет ваша техника аграриям. Особенно в этом году, когда собрали рекордный урожай. Насколько проповедуемые вами технологии и техника востребованы в России? Вашу технику покупают как горячие пирожки?

– В России, к сожалению, силен консерватизм. К примеру, решение, которое может ежегодно экономить сотни миллионов рублей, в агрохолдинге могут обсуждать несколько лет.

В средних и мелких хозяйствах – своя специфика. Там действует принцип: первым пусть попробует сосед, а я пока посмотрю. Страх перед инновациями, зачастую низкая компетентность управленцев, их нежелание учиться новому тормозят прогресс… Это – некоторые из главных проблем.

 


– Вы много тратите сил на популяризацию трехзвенной технологии уборки и сева, а также системы хранения в рукавах. Насколько ваши усилия способствуют преодолению консерватизма мышления?

– Безусловно, способствуют. Помогает «сарафанное радио», демонстрационные показы техники в работе, конференции, семинары, выставки, Дни поля. Но переход – не массовый. Думаю, будет немаловажным, чтобы Минсельхоз оценил перспективы и подключился к процессу продвижения технологий, которые дают рекордный всплеск производительности – в 35% и рекордное снижение инвестиций в уборочную и посевную технику – 25%! Цифры в масштабах страны – сотни миллиардов!

 

6– Вы можете назвать регионы или хозяйства, где применяют продвигаемые вами технологии и достигли хороших результатов?

– Из агрохолдингов одним из первых по применению хранения в рукавах был «Разгуляй», потом к нему присоединились «Русагро», «Мираторг», «АгроТерра», БВК, «РЗ Агро», ГАП «Ресурс» и др. По уборке и севу – компании «Русский Дом» (Курская обл.), «Зерно Бело­горья» (Белгородская обл.), «Кировский конный завод» (Ростовская обл.), «Агрофирма Мценская» и др.

 

– Если говорить об основных тенденциях развития ваших технологий, каковы они в последние два-три года?

– За последние пару лет наметилась серьезная динамика роста. В прошлом году мы произвели в 2 раза больше, чем в позапрошлом, в этом – в 1,5 раза больше, чем в прошлом. Можно сказать – лед тронулся. На следующий год просматривается более существенное повышение спроса. Мы ведем активные переговоры с рядом крупных агрохолдингов и со множеством крупных и средних хозяйств. Также развиваем дилерскую сеть как в России, так и в Казахстане. Кстати, в следующем году в Казахстан планируем поставлять техники не меньше, чем в Россию. Этому активно посодействует система финансирования и страхового покрытия Российского экспортного центра.

 

– Какие дальнейшие перспективы вы видите для своей компании? И что, на ваш взгляд, может поспособствовать ускорению этого развития? Развитие экспортного направления или акцент на регионы?

– Стратегическая рыночная цель – закрепление на своих рынках, Россия и Казахстан, а также выход на рынки Европы, Азии, Северной Африки. По части продуктовой линейки планируем расширять ассортимент и функциональную оснащенность выпускаемых бункеров-перегрузчиков, а также техники по хранению зерна. Из новинок – самовыгружающийся прицепной бункер для сахарной свеклы. По части производства – в этом году запускаем программу технологического перевооружения и расширения компании. Планируем переход на автоматизацию и роботизацию производственных процессов. Эти меры обеспечат быстрый рост производительности и высокое качество продукции.

 

– Насколько ваша техника конкурентна по сравнению с той импортной, которая стала сейчас недоступна для большинства российских компаний в связи с высоким валютным курсом?

– Она, безусловно, конкурентна. Наша техника качественна и надежна, обладает аналогичными техническими характеристиками, а по цене – ниже импортной на 20-40%. Плюс сервисное сопровождение, что немаловажно. Ведь поломку можно устранить как за сутки – если сервис и завод-производитель рядом, так и за месяц-другой – если поставка запчастей делается из Европы или Америки.

 

– Вы много говорите о том, что развитию агробизнеса уделяется недостаточно внимания…

– Зачастую как практики, так и теоретики в агросфере видят только агрономию. Много уделяется внимания обработке земли, семенам, удобрениям… Бесспорно, без этого – никуда! Однако давайте не забывать: агропредприятие – в первую очередь, бизнес, и его предназначение – высокая результативность и низкие риски. А всего этого нам не видать без современных эффективных технологий и знаний. Каждый день что-то меняется, мир не стоит на месте. Поэтому мне хотелось бы привлечь внимание к проблемам логистики сева, уборки и хранения не только собственников аграрных компаний и фермеров, но и связанных с аграрной сферой чиновников и ученых, руководителей и преподавателей аграрных вузов. Давайте проявим активность и внедрим новые современные технологии в агросектор нашей страны! И не забудем, что логистика – громадный ресурс. Ведь ускоряя уборку или сев минимальными усилиями, мы можем получить существенный рост урожайности и качества. В рамках России – это рецепт решения проблемы технической оснащенности уборочной и посевной техникой, зерноскладами.