здравоохранение и фарммединдустрия

Владислав Шестаков: «Наш институт обеспечивает лекарственную безопасность страны»

По данным исследования маркетингового агентства DSM Group, львиная доля потребляемых на территории России лекарств произведена за рубежом. При таком высоком проценте импорта важно, чтобы на российский рынок попадали только качественные, эффективные  и безопасные лекарственные средства. Ведь речь идет об обеспечении лекарственной безопасности страны. Именно поэтому 14 июня 2013 года в России вступили в силу международные требования Правил Надлежащей производственной практики (GMP), которые гармонизированы с международными требованиями GMP Европейского союза (EC). Этим Правилам должны соответствовать как российские, так и иностранные фармацевтические компании, которые поставляют лекарства на территорию России. Полномочия для инспектирования иностранных предприятий получил ФБУ «Государственный институт лекарственных средств и надлежащих практик». О важности введения стандарта GMP и о том, почему иностранным производителям лекарств больше не верят на слово, рассказал Владислав Шестаков, директор ФБУ «Государственный институт лекарственных средств и надлежащих практик».

 

1– Владислав Николаевич, расскажите, пожалуйста, в чем была необходимость наделения такими функциями вашего института? Это же огромная ответственность.

– Решение об организации института и наделении его полномочиями инспектирования иностранных фармацевтических производств принималось на уровне руководства Министерства промышленности и торговли Российской Федерации. Цель его создания была понятна и очевидна. Для того, чтобы объективно оценить состояние производства, обеспечения и контроля качества, необходимо было осуществить инспектирование иностранных производителей на выполнение ими требований Надлежащей производственной практики (GMP). Поэтому руководством Минпромторга России было принято решение, чтобы инспекцию осуществляло подведомственное учреждение, это дает возможность минимизировать нагрузку на бюджет. Проведение инспектирования иностранных производственных площадок оплачивают те предприятия, которые поставляют свою продукцию в Российскую Федерацию, т.е. заинтересованы в нашем рынке. Эта норма не новая. Если говорить о странах, то такая же норма есть в Бразилии и Белоруссии, когда иностранные компании, чтобы пройти инспекцию, платят за нее в уполномоченные органы.

 

С 2014 года наш Институт аккредитован в качестве экспертной организации, привлекаемой к лицензионному контролю фармацевтических предприятий, расположенных в Российской Федерации, в составе комиссии Минпромторга России. Мы уполномочены на проведение инспектирования производителей лекарственных средств для медицинского применения, производство которых осуществляется за пределами нашей страны, на соответствие требованиям Правил GMP. Инспекции проводятся в целях выдачи заключений о соответствии производителя лекарственных средств требованиям Правил Надлежащей производственной практики. Соответствие фармацевтического производства Правилам GMP обеспечивает получение нашими пациентами безопасных, эффективных и качественных лекарственных средств. Наш принцип работы – объективность, беспристрастность, компетентность.

 

– А что собой представляет стандарт GMP?

2– Стандарт GMP (Good Manufactu­ring Practice – Надлежащая производственная практика) – это система норм, правил и указаний в отношении производства и контроля качества лекарственных средств для медицинского применения и активных фармацевтических субстанций. Стандарт GMP регламентирует требования к основным элементам фармацевтической системы качества (ФСК), к персоналу, состоянию помещений, оборудования, производственному процессу, контролю качества и др. По сути дела, речь идет о новой парадигме – о переходе от последующего контроля качества лекарственных препаратов (ЛП) к обеспечению качества на каждом этапе их производства. GMP – это прежде всего обеспечение соответствия заявленного качества и безопасности лекарственных средств. GMP – это составная часть государственной системы обращения лекарственных средств (ЛС). Красной нитью сквозь Правила GMP проходят вопросы предотвращения загрязнений, соблюдения обязательств, заявленных при регистрации ЛС (соблюдение состава, технологии, стратегии контроля, управление изменениями и т.п.). Другими словами, если рассматривать качество как соответствие спецификации, как безопасность и эффективность лекарственного средства, то соблюдение GMP гарантирует изготовление препаратов, соответствующих своей спецификации, и обеспечивает безопасность ЛС, предотвращая возможные загрязнения лекарственных препаратов другими продуктами и веществами, исключая нерегламентированные примеси и продукты разложения (например, возникающие из-за нарушения технологии, несоблюдения условий хранения или использования сырья от незаявленных производителей).

 

Выполняя эти требования, производитель может гарантировать использование в производстве качественного сырья, особого производственного процесса, при котором продукт сохраняет свои качественные свойства, соответствующие меры для обеспечения контроля качества во время выпуска продукта и в конце его срока годности. Введение российского стандарта GMP и инспектирование иностранных площадок – это меры, которые способствуют укреплению лекарственной безопасности страны. До разработки данного стандарта и законодательного закрепления требований к фармпроизводителям производственные площадки иностранных производителей не инспектировались российской стороной. Тогда они представляли сертификат подтверждения своей работы в национальном стандарте GMP, что в полной мере не могло дать гарантии качества поставляемых препаратов.

 

– В чем заключается основная деятельность ФБУ «ГИЛС и НП» сейчас?

3– Наша основная задача – это оценить то, в каком состоянии находятся иностранные фармацевтические производства, которые поставляют лекарственную продукцию в нашу страну, и выяснить, насколько эта информация совпадает со сведениями, заявленными в регистрационном досье, насколько деятельность производственной площадки соответствует российским стандартам Надлежащей производственной практики. Мы вносим вклад в лекарственную безопасность страны, обеспечивая поставку на российский фармрынок качественных лекарств. Для этого мы тщательно изучаем, на каких площадках в других странах, в каких условиях изготавливаются лекарственные средства. Сейчас у нас есть четкое понимание номенклатуры товаров и их производителей. Мы знаем, какие предприятия и в каком состоянии находятся. Ни для кого, наверное, не секрет, что за тем валом регистраций, который был в 90-е годы, могли «проскакивать» на наш рынок лекарственные препараты каких-то случайных предприятий, которые, мягко говоря, не только не соответствовали требованиям, а даже иногда и вообще не являлись производителями! После наделения нашего института полномочиями на проведение инспектирования такая ситуация абсолютно исключена.

 

– Владислав Николаевич, когда начались инспекции?

– После выхода в свет постановления Правительства Российской Федерации № 1314 от 03 декабря 2015 года «Об определении соответствия производителей лекарственных средств правилам надлежащей производственной практики» мы ждали решения, кого наделят полномочиями по контролю за соблюдением норм GMP. Приказом № 4184 от 21 декабря 2015 года было определено ведомство, отвечающее за инспектирование – это наш Институт лекарственных средств и надлежащих практик. Первая инспекция прошла на предприятии «KРКА» в апреле 2016 года. На тот момент у института был опыт инспектирования. Министерство промышленности и торговли Российской Федерации уже привлекало наших сотрудников к проведению инспекций российских производителей в рамках осуществления лицензионного контроля.

 

– А что представляет собой процедура проверки? Что-то изменилось принципиально?

– Раньше это был вопрос доверия – производитель лишь подавал сертификат своего национального органа для подтверждения, и ему верили на слово, без осмотра производственной площадки. Предполагалось, что да, наверное, этот производитель выпускает качественные лекарства, и на производстве у него все в порядке. Сейчас проведение инспектирования производственной площадки – это обязательное требование. Наша задача максимально просмотреть и охватить проверками все компании, которые поставляют свои лекарственные препараты в Россию.

 

– В чем вы видите плюсы соблюдения правил GMP? Действительно ли, придерживаясь их, можно повысить качество производства и продукции?

4– Введение стандартов Надлежащей производственной практики поставило в равные конкурентные условия всех фармпроизводителей. Раньше одни стремились к качеству, другие нет. Теперь ко всем предъявляются одинаковые требования. Стандарты GMP – это своего рода культура производства, над которой нужно постоянно работать.

 

– Вы проводите проверки иностранных компаний с апреля этого года. Каковы первые результаты?

– Проверки уже проводились в Индии, Германии, Франции, Швейцарии, Италии, США, Польше, Великобритании и других странах. Наши инспекторы побывали с инспекционными проверками на производственных площадках в 30 странах мира. Этот опыт показал, что давно требовалось внедрение такого стандарта. Я считаю, это огромное достижение со стороны Минпромторга России, что удалось начать внедрение этого стандарта. В Европе, где, казалось бы, стандарты GMP действуют давно, где вроде бы не должно быть никаких нарушений, были нарекания. На сегодняшний день количество выданных сертификатов 40, число отказов – 22. Это серьезная цифра. Причем среди тех, кто получил отказы, оказались даже крупные и широко известные компании.

 

– Стандарт GMP имеет свои особенности в других государствах?

– Абсолютно верно. Стандарт стандарту рознь. Регуляторика в разных странах разная, это мы выяснили во время инспекций. Наши проверки показали, что стандарт GMP в разных странах оценивается и адаптирован совсем по-разному. Во многих из них правила имеют рекомендательный характер. Все отмечают, что наш стандарт жестче. Но я считаю, что не жестче, просто он в российском варианте более структурированный и понятный. В нем нет вольных трактовок. Он более конкретизированный, более четко выработаны требования. Стандарт разрабатывался с участием не только экспертов фармрынка, но и профильных ассоциаций. За основу брались европейские правила 2010-2011 годов. Мы стараемся не давить на иностранные компании. Наша задача – выявить те нарушения, которые явно могут повлечь за собой риск для здоровья наших граждан.

 

– Какие основные несоответствия были выявлены вами?

– Из наиболее распространенных, к примеру, – лекарственный препарат производился не на тех площадках, которые были указаны в документе. Или заявлено, что препарат производится по полному циклу, инспектор приезжает на площадку и видит, что лекарство здесь только лишь упаковывается. А все остальное производится на другой площадке, например, в Индии. Это, естественно, не отражено в регистрационных документах. И по нашим меркам является фальсификатом. Среди других основных нарушений – были замечания, которые касались контаминации (не был исключен на производстве «перекрест потоков»), это серьезное нарушение; не соблюдаются условия хранения материалов и продукции, не информируется Минздрав РФ о получаемых непредвиденных побочных реакциях на лекарственные препараты. Была даже ситуация, когда о побочной реакции на определенный препарат, которая выявилась в ходе его применения, были проинформированы все страны, кроме нашей. Также бывали случаи, когда регистрационное досье, подаваемое в Министерство здравоохранения РФ, было сформировано подложными документами о процессе и производстве лекарственных препаратов. Названия этих компаний озвучивать не буду из соображений соблюдения конфиденциальности.

 

– Каковы последствия для этих компаний?

5– Данные о серьезных нарушениях по компаниям-нарушителям мы передали в Росздравнадзор. Коллеги оперативно приняли решение об изъятии из оборота лекарственных средств, которые вызвали нарекания у наших инспекторов. Что касается механизмов ответственности предприятий, что им делать в дальнейшем, если они не получили сертификат, и какие санкции мы будем применять к ним – этот вопрос еще нуждается в доработке. Законодательство о последствиях для компаний не до конца проработано. Для российской практики требуется более глубокая проработка механизмов применения результатов этих проверок. Надо решить, что делать, если предприятие не получило соответствующего заключения. Сейчас ведется активная законодательная работа в этом направлении. В ближайшее время мы увидим, я думаю, результаты этой деятельности.

 

– А как работает этот механизм в мировой практике?

– Если компания не получила отказ, предприятию дается шанс устранить недостатки и недочеты. Время для исправления не регламентировано, но чем быстрее, тем лучше. Если есть отказ, то речь уже идет о приостановке деятельности, запрете ввоза лекарств в другие страны.

 

– Какие компании, которые вы проверили, соответствуют всем заявленным нормам?

– Например, компания «Гедеон Рихтер». Она имеет локализацию производства в России и площадку. Компания четко следует нормативам и показывает высокий уровень ответственности перед российским рынком с точки зрения соблюдения правил. Могу выделить еще компании «Лек» (Словения), которая тоже прошла успешно проверку, «ЭГИС» (Венг­рия), «Сандоз», «АстраЗенека», «Доктор Редд’ис Лабораторис Лтд.» (Индия).

 

Они уважают наши требования. Это благотворно влияет на результаты инспекции. Компании заинтересованы в российском рынке, соблюдают наши законы, уважают потребителей нашей страны. Это радует. Производители из Восточной Европы поставляют на российский рынок порой от 30 до 80 % от общего объема своей продукции. Когда речь идет о таких объемах, эти компании должны быть сами заинтересованы в том, чтобы соответствовать нашим стандартам.

 

– Насколько сложно привести в соответствие с международными правилами GMP наши отечественные предприятия?

– Можно сказать, что GMP – это формат будущего. Сегодня проводится массовая реконструкция отечественных предприятий. Например, известная всем компания «Верофарм» сегодня полностью соответствует заявленным современным требованиям. Новые заводы во Владимире, Белгороде не вызывают никаких нареканий. Некоторые производители сразу строят заводы под новый стандарт. Новые заводы в Ярославской области и в Санкт-Петербурге, например, оборудованы по всем стандартам и соответствуют всем требованиям. Но и наши старейшие предприятия, например, «Акрихин», тоже не отстают. Это предприятие тоже смогло перейти на этот стандарт, решив реконструктивные моменты либо где-то перестроившись.

 

– В сентябре вы совместно с Минпромторгом организовали Первую Всероссийскую GMP-конференцию в Ярославле. Расскажите про нее.

6– Внедрение стандартов Надлежащей производственной практики на российский фармрынок вызывает много вопросов у производителей. Поэтому и возникла необходимость прямого диалога. В результате у руководства ФБУ «ГИЛС и НП» родилась мысль об организации новой диалоговой площадки для общения, где производители смогли бы задать свои вопросы и получить на них прямые ответы. С идеей организации такого форума ФБУ «ГИЛС и НП» обратилось к Министерству промышленности и торговли России. Проект был реализован. Собралось 300 участников, представляющих более 70 фармпредприятий страны. У нас выступили 50 спикеров, среди которых были представители регуляторных органов: Россельхознадзора, Минздрава, Росздравнадзора, Минпромторга России. Это мероприятие, по отзывам участников, стало одним из самых значимых событий отрасли в 2016 году.

 

– Что изменит переход российских фармацевтических компаний на стандарт GMP?

– Это повысит культуру производства и обращения на рынке качественных лекарственных препаратов. Стандартом производители должны руководствоваться каждый день, а не от инспекции к инспекции. У предприятия появляется больше ответственности. Регулирование производства в соответствии со стандартами GMP требует комплексного подхода к организации всех процессов. Это улучшит качество выпускаемой продукции, условия работы сотрудников и многое другое. Я бы выделил также причины мотивации к переходу на GMP стандарт в России. Это защита рынка, улучшение состояния фармпромышленности в целом, соответствие мировому уровню, развитие отечественных медицинских и фармацевтических разработок.

 

– Вы говорили, что в отрасли существует кадровая проблема. Как планируется ее решать?

– Действительно, существует кадровый дефицит. Заводов открывается много, отрасль динамично развивается. Специалистов не хватает. ФБУ «ГИЛС и НП» принимает активное участие в решении данной проблемы. По запросу фармотрасли в «ГИЛС и НП» создан образовательный центр по надлежащим практикам. На данный момент разработано более 50 программ, сформирован преподавательский состав из опытных специалистов. Сейчас, в основном, используются краткосрочные формы обучения: семинары и вебинары, также идет заключение долгосрочных договоров с компаниями на обучение сотрудников под их конкретные запросы.

 

– Как вы оцениваете профессиональный уровень ваших инспекторов?

– Высокий уровень наших инспекторов отмечают даже представители организаций, которые не прошли проверку. Например, представители компании «KРКА», которая находится на рынке чуть ли не с советских времен и хорошо себя зарекомендовала, но в ходе инспекции этой компании пяти площадкам из шести было отказано. Это неприятно. Но производители отнеслись с уважением к нашим инспекторам. Они приняли замечания и быстро устранили их. Также положительную оценку профессиональных качеств наши сотрудники получили от коллег из Белоруссии.

 

– Кто может стать инспектором Государственного института лекарственных средств и надлежащих практик? Легко ли к вам поступить?

– Минпромторгом России определены высокие требования к нашим инспекторам – не меньше 5 лет стажа работы в области промышленности, наличие профильного образования. Всех сотрудников мы обучаем по образовательной программе, где отрабатываются практические и теоретические навыки. По итогам учебы стажер обязан сдать выпускной экзамен и набрать не менее 4 баллов. У нас был случай – вполне перспективный сотрудник набрал 3,9 балла. Его не взяли. Отсев составляет около 20%. Это много. Также мы смотрим на психологические черты личности. Человек должен быть сдержанным, спокойным, не отвечать агрессией на агрессию. Мы же представляем страну, нужно соответствовать. Наш институт – не карательный орган, а то учреждение, которое стимулирует иностранные и российские предприятия соблюдать все высокие стандарты, которые приняты на законодательной основе в РФ и способствуют обеспечению наших пациентов безопасными, эффективными и качественными лекарствами.