здравоохранение и фарммединдустрия

Александр Апазов: «Для нас качество и эффективность поставляемых лекарств – основа деятельности компании»

1

 

Такого лозунга придерживается один из лидеров фармацевтической промышленности России ПАО «Фармимэкс». Сегодня компания – это крупнейший в стране поставщик лекарственных средств и изделий медицинского назначения. Уже более 50 лет компания представляет свою продукцию не только на отечественном, но и на зарубежном рынке.
Традиции ПАО «Фармимэкс», умело сочетаемые с современными технологиями подготовки кадров, маркетинга и дистрибуции, и сегодня остаются основой организационной, коммерческой, маркетинговой и кадровой политики предприятия. О новых проектах и о команде в целом рассказал журналу «Столица Москва» президент ПАО «Фармимэкс» Александр Дмитриевич Апазов.

 

– История основания компании уходит в далекие 30-е годы советского периода, сегодня «Фармимэкс» – один из лидеров отечественной фамацевтической отрасли. Расскажите, каких успехов добилась компания за эти годы?

– Мы выросли из сложившейся еще в годы советской власти структуры, сначала это было Главное аптечное управление Минздрава СССР, затем Всесоюзное объединение «Союзфармация». Они занимались распределением фондов на отечественные препараты и закупкой импортных препаратов, другими словами, занимались дистрибуцией, а в частности – дистрибуцией жизненно важных препаратов. Была выстроена четкая система логистики. Вся структура компании была стройной и достаточно жесткой, а самое главное, контролируемой. А контроль здесь необходим, так как фармация – это здоровье и жизнь людей. Для нас это было важно. Мы сохранили и оптимизировали систему логистики и сегодня продолжаем заниматься дистрибуцией препаратов, относящихся к государственным программам. Это препараты, которые применяются по программе лечения ВИЧ, препараты программы «7 нозологий», мы занимаем целую нишу по препаратам крови, прежде всего, факторам крови. Также мы поставляем отдельные вакцины. Участвуем в программах ОНЛС. Есть в нашей компании и аптечная сеть, но она не сетевая, а точечная. Связано это с тем, что сети предполагают наличие единого подхода, например, в цене. В Москве, на мой взгляд, это сложно и неэффективно. Но какой бы ни была система, для нас прежде всего – это качество поставляемых лекарственных препаратов.

 

– Сейчас медицина сделала значительный шаг в изучении генетических заболеваний, компания «Фармимэкс» поставляет препараты из этой области?

2– Сейчас в медицине есть такое новое направление – орфанные препараты, или по-другому «сиротские». Время идет вперед, технологии развиваются. И очень много заболеваний выявляется на генном уровне. Количество больных небольшое, но они есть. Это в основном тяжелые больные и чаще всего это дети, их сотни. В мире выявлено более 7000 таких редких «сиротских» заболеваний. Лекарственных препаратов для их лечения во всем мире производится всего по 1000 заболеваниям. В России имеется два списка таких заболеваний. Первый список: 24 вида заболеваний, на лечение которых имеются в России зарегистрированные препараты, по которым региональные органы отвечают за обеспечение больных. Это очень дорогостоящие препараты. Например, курс лечения по одному из заболеваний для одного человека на год может стоить около 30 миллионов рублей. Это невозможно осуществить простому человеку без помощи государства. А есть еще второй список, где более 200 с лишним заболеваний, по которым препараты еще не разработаны. И наша компания в этом направлении самый сильный игрок на фармацевтическом рынке России. «Фармимэкс» имеет самый большой ассортимент препаратов для лечения редких тяжелых заболеваний. Дело в том, что это такие заболевания, которые требуют постоянного лечения, здесь прерывание лечения может стоить жизни человека. Поэтому эти препараты должны поставляться достаточно быстро. Бывают ситуации, когда лекарство необходимо доставить в течение 24 часов. Для этого препарат нужно всегда иметь в наличии, так как закупка, растаможка, сертификация – это достаточно длительный процесс, а больному лекарство нужно здесь и сейчас. В связи с такими особенностями в нашей структуре должна слаженно работать система логистики, что тоже является достаточно дорогостоящим условием. Поэтому чем больше подобных препаратов имеется в портфеле компании, тем дешевле и выгодней логистика.

 

Деловые и партнерские отношения связывают предприятия и структуры «Фармимэкс» более чем с 230 российскими и иностранными производителями и поставщиками. Приоритетное направление ПАО «Фармимэкс» – развитие производства высокотехнологичных, биологических лекарств, снабжение учреждений здравоохранения жизненно важными лекарственными средствами высокого качества. 

 

– Ваше предприятие не так давно расширило свое производство, выкупив завод «Скопинфарм». Как изменилась структура и деятельность компании с появлением нового подразделения?

– Еще в Советском Союзе мы разработали программу выпуска инновационных отечественных препаратов соответствующего качества, но так и не получалось ее полностью осуществить за исключением трех проектов. Сейчас мы приняли решение продолжить развитие этого направления. В 2013 году выкупили производственную компанию «Скопинфарм» в Рязанской области и активно приступили к модернизации завода и созданию современного, высокотехнологичного производства. Полностью модернизирован корпус производства твердых лекарственных форм, что позволило увеличить его производственную мощность в 3 раза. Совместно с компанией «Октафарма Нордик А. Б.» ведется строительство биотехнологического корпуса по производству препаратов крови с учетом государственной программы импортозамещения.

 

3К тому же, этим летом был принят генеральный план развития фармацевтического производства «Скопинфарм», который предусматривает также производство самых современных лекарственных препаратов, которые применяются для лечения онкологических и онкогематологических заболеваний, для восстановления гемопоэза и лечения иммунологических заболеваний.
Сегодня все производство оснащено современным оборудованием, соответствующим всем мировым стандартам. Создан современный складской комплекс с холодильными камерами для хранения полупродуктов препаратов крови. Такой комплекс способен поддерживать постоянные климатические условия, как в холодильных камерах, так и на складе готовой продукции. В лаборатории есть возможность проводить полный цикл всех физико-химических и биохимических анализов факторов крови. Специалисты контрольно-аналитической лаборатории «Скопинфарм» успешно прошли профессиональное обучение методам контроля качества, стажировку и сертификацию, что подтверждено соответствующими свидетельствами компании «Октафарма Нордик А.Б.».

 

– Какие приоритеты в деятельности вашей компании есть сейчас?

– В первую очередь, это развитие своего производства. Также разработка и производство жизненно важных препаратов, препаратов, которые помогают людям при тяжелых заболеваниях, таких, как орфанные заболевания, ВИЧ- инфекция, онкологические, иммунологические заболевания. Сегодня мы производим около 15 препаратов, основными из которых являются препараты крови: VIII и IX факторы, факторы Виллебранда для лечения гемофилии. Выпускаются они в достаточно большом объеме. Для этого в 2015 году специально был построен биотехнологический корпус с физико-химической лабораторией. Это позволило компании выпустить в 2015 году 311 тысяч комплектов факторов крови VIII, IX, общая стоимость которых составила около 2 млрд рублей, а в 2016 году 267 тысяч комплектов на сумму более 1,5 млрд рублей. Вся произведенная продукция была поставлена учреждениям здравоохранения во все субъекты Российской Федерации в рамках государственных поставок по программе «7 нозологий». Пока у нас четыре стадии производства препаратов крови. Но в августе этого года мы подали заявку на Специальный инвестиционный контракт (СПИК) в Минпромторг, и к 2022 году компания планирует реализовать производство полного цикла, начиная с субстанции, всей линейки препаратов крови в Российской Федерации. Это совпадает с поручением Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева – до 2018 года 90 процентов плазматических препаратов крови должны быть отечественными. Нелегко выполнить такое поручение, так как это тяжелые технологии. Но если смотреть по объему препаратов крови плазматических, то здесь наша доля поставок около 70 процентов – мы являемся основным поставщиком.

 

– Насколько сейчас важен вопрос увеличения объема производства этих препаратов?

– Дело в том, что есть еще такие препараты, как рекомбинантные, это те препараты, которые получены не из крови человека, а из различных микроорганизмов. Сейчас во всем мире идет борьба за рынок между рекомбинантными и плазматическими препаратами. При этом плазматические препараты ближе к человеку – они получены из плазмы человека. Но в связи с этим все время необходимо проводить серьезный контроль: люди, сдающие кровь, могут быть носителями таких заболеваний, как ВИЧ или гепатит. А вот рекомбинантные препараты от этого всего защищены, но они и стоят значительно дороже (почти в 2 раза, чем плазматические). К тому же, из плазмы крови можно получить десятки разновидностей лекарств, чего нельзя сказать о рекомбинантных препаратах. Кроме того, проводимые исследования серьезными клиниками за рубежом показывают, что лечение детей целесообразнее проводить плазматическими препаратами и что они в меньшей степени (почти в 2 раза) вырабатывают ингибиторы, это тяжелая форма гемофилии, которая трудно излечивается и лечение которой очень дорогое. С 2005 года мы поставляем именно плазматические препараты, и пока нареканий не было, стараемся все держать под жестким контролем.

 

СПРАВКА
Апазов Александр Дмитриевич. С 1987 по 1992 год занимал пост начальника Главного аптечного управления Мин­здрава СССР и ВО «Союзфармация» при Минздраве СССР. С 1993 года возглавляет ПАО «Фармимэкс». С 1994 года в соответствии с указом Президента Российской Федерации возглавил Межведомственную комиссию Совета Безопасности Российской Федерации по охране здоровья населения, находился на посту 6 лет. Президент общественной организации «Российская фармацевтическая ассоциация» («Росфарма»), президент Союза «Национальная фармацевтическая палата». Член правления РСПП, заместитель председателя комиссии по здравоохранению. Член Академии медико-технических наук, заслуженный работник здравоохранения РФ.

 

– Учитывая такое количество плазматических препаратов крови, как вы решаете вопрос с сырьем?

4– Заготовка крови в нашей стране разрешается только государственным организациям. А ведь сама плазма – это лекарство, и ее катастрофически не хватает. Поэтому первый шаг нашей компании вместе с местными органами здравоохранения – это модернизация станций крови, создание специальных центров. Здесь будет немного другая технология, другое оборудование, более жесткий контроль. Дело в том, что нам кровь не нужна, нам нужна только плазма как субстанция. Сейчас разработаны такие технологии, которые позволяют брать сразу только плазму, отделять ее от крови. Это большое достижение, которое пока не получило достаточного развития в практической жизни. Мы хотим использовать это в практике.

 

– Производство фармацевтических препаратов – очень серьезное и сложное направление, от этого зависят здоровье и жизнь человека. Как вам удается поддерживать высокое качество своей продукции?

– Мы используем технологии, которые уже оправдали себя и завоевали доверие. Иностранные компании, которые поставляют нам большие объемы лекарственных препаратов, предоставляют нам также и свои технологии. Здесь нам никто не позволит их нарушить. Для этого производятся достаточно жесткие аудиты, контроль каждого этапа производства, тестирование и сертификация продукции. Для этого мы отправляем людей на специальные курсы обучения на фирмы.

 

К тому же, «Скопинфарм» – одна из первых компаний, которая получила отечественную лицензию по GMP. Мы модернизировали производство, оснастили его современным оборудованием. Сегодня все технологические процессы соответствуют мировым требованиям и стандартам. Поэтому к прохождению российского GMP мы подготовились как следует. У нас все производство соответствует российским стандартам: мы смогли пройти этот путь и получить лицензию. Но здесь надо отметить, что стандарты российского GMP имеют достаточно жесткие рамки и по требованиям совершенно не уступают иностранным.

 

– В фармацевтическом бизнесе большую роль играет человек, начиная от разработки молекулы и заканчивая продажей готового препарата. Как вам удается подбирать грамотных и квалифицированных специалистов?

– Специализированных кадров сейчас не хватает. Поэтому мы особое внимание уделяем обучению своего персонала. Недавно у меня состоялся разговор по данному вопросу с ректором Рязанского медицинского университета. У них есть фармацевтический факультет, и мы хотим совместно изменить программы обучения для 4-5 курсов, а также включить в программу аспекты, необходимые для дальнейшего более перспективного обучения молодежи. Также планируем заключить с ними договор о подготовке кадров уже для нашего производства. Многие провизоры заканчивают институты и идут в другую стезю, что огорчает. Ведь изначально задача института – донести до них понимание того, что такое лекарство, умение соответствовать тем требованиям, которые ставит перед ними общество. Поэтому сейчас полностью пересматриваются программы подготовки специалистов на более высоком уровне. Особое качество специалистов требуется именно на производстве.

 

– Александр Дмитриевич, поделитесь планами. Какие задачи стоят перед компанией в ближайшем будущем?

– Мы открыли производство и начали вкладываться в разработку новых инновационных молекул, а значит, новых лекарств. Наша цель – не построить стандартное производство, которых сейчас много, мы хотим создать производство, которое будет в себя включать все необходимые аспекты: качество, доступность, мобильность, быструю доставку, а также разработку новых молекул и технологий. Планируем часть субстанций производить самостоятельно, поэтому надеемся, что наше предприятие войдет в тройку лучших производств России. Выпускаться будут препараты для всей страны. В ближайшее время планируем построить корпус для фракционирования крови, то есть деления плазмы крови на элементы, необходимые для создания препаратов. На мой взгляд, это достаточно серьезная задача, и мы хотим реализовать ее в ближайшее время. Создание такого производства станет серьезным шагом в развитии всего фармацевтического рынка России.