ММСО. Форум «Город образования»

Опорный вуз российской «нефтянки» будет укрупнен

rgu_color

Любой управленец, сделавший карьеру в нефтегазовой отрасли страны, на вопрос о том, что он думает о Губкинском университете, ответит не задумываясь: «Эта та самая альмаматер, дающая полный спектр возможностей по раскрытию своего потенциала и развитию талантов». Действительно,  Российский государственный университет нефти и газа (национальный исследовательский университет) имени И.М. Губкина позволяет трудолюбивому, жаждущему знаний молодому человеку реализоваться в любой области. И так было всегда. Губкинский стал первым в СССР вузом, который начал готовить персонал для  нефтегазовой промышленности и до сих пор остается главной отраслевой «кузницей кадров».  О том, чем живет сегодня опорный вуз российской «нефтянки», мы беседуем с ректором, кандидатом геологоминералогических и доктором экономических наук, профессором Виктором Мартыновым.   

Виктор Георгиевич, Губкинский университет является базовым для нефтегазовой отрасли России. На ваш взгляд, какими компетенциями сегодня должен обладать специалист, работающий в области добычи и использования нефти и газа?

В первую очередь, он должен быть таким специалистом, чтобы его компетенции соответствовали профессиональным стандартам. Таковых в нашей отрасли принято 50, еще 30 – в разработке. В процессе их создания активное участие принимал и наш университет. Эти стандарты подразделяются на целый ряд категорий, причем среди них есть не только профессиональные, но и те, что касаются коммуникаций, проще говоря, связаны с поиском и распространением информации, взаимодействием с коллегами и т.д. А кроме того, есть еще один блок стандартов, касающихся функционала руководителя. Они дают возможность из рядового работника «вылепить» эффективного управленца. И вот это направление очень интенсивно развивается в Губкинском университете, причем не только через учебный процесс, но и посредством общественной работы, активного участия студентов в различных культурно-воспитательных, патриотических и творческих мероприятиях. Все три направления реализуются в вузе на высоком, я бы даже сказал, мировом уровне. Доказательство тому – продуктивная работа наших выпускников в международных нефтегазовых компаниях, куда их охотно принимают на работу. К примеру, в такие известные сервисные корпорации, как Schlumberger, Halliburton, Statoil и другие. Кроме того, мы успешно развиваем программу двух дипломов, в содружестве с самыми авторитетными международными вузами в сфере нефтегазового дела: лондонским  Imperial College, шотландскими университетом Данди и университетом Херриот-Уотта, институтом техники и технологии нефти и газа Технического университета г. Клаусталя (ФРГ), Софийским университетом имени святого Климент Охридского, этот список можно продолжить.

Вероятно, еще одним фактором подтверждения качества образования Губкинского университета является участие ваших студентов в деятельности секции студентов международного Общества  инженеровнефтяников?

Это общество носит название Society of  Petroleum Engineers, сокращенно SPE. А наша секция студентов этого международного общества – самая крупная в Евразии, она насчитывает около семисот человек. В этом году совместно с SPE и Международным газовым союзом Губкинский университет в своих стенах проводил Форум студентов нефтегазовых специальностей вузов мира, который получил очень хороший резонанс и был чрезвычайно для нас полезен. Форум дал уникальную возможность для студентов познакомиться и пообщаться на профессиональном языке друг с другом, заниматься решением совместных кейсов, принять участие в экскурсионных программах, в результате которых наши зарубежные гости своими глазами увидели, что наше оснащение, учебный процесс организованы так, что нам могут позавидовать лучшие профильные университеты планеты. А главное, в чем убедились гости, – в нашем университете представлена вся цепочка нефтегазовых специальностей. Такого нет нигде в мире. Кроме, пожалуй, Уфимского и Пекинского нефтяных институтов, которым мы в свое время помогали создавать. Поэтому я не случайно говорю своим коллегам, что по нефти и газу у нас есть все. А это дает нашим выпускникам и преподавателям комплексное видение всех аспектов нефтегазовой промышленности.

Ясно, что уникальность образовательных программ вашей альмаматер дает высокую компетентность своим выпускникам, а программы магистратуры и бакалавриата унифицированы с ведущими отраслевыми вузами планеты. Однако у РГУ нефти и газа наверняка есть отличия от профильной зарубежной высшей школы. В чем они заключаются?  

В иностранных вузах, как правило, реализуются три ключевых образовательных программы: «резервуар инжиниринг» – это, условно говоря, что-то между геологом и разработчиком, «петролиум инжиниринг» –  бурение, разработка и нефтегазовое оборудование. И, наконец, «рефайнинг» – переработка нефти и газа. Вот весь комплект, который преподается за рубежом, и то не везде. В РГУ нефти и газа, для сравнения, 28 направлений и специальностей! Вся отраслевая цепочка. Плюс – методика обучения в виртуальной среде, которая полностью моделирует среду профессиональной деятельности на производстве. Это сугубо наше изобретение, включающее виртуальный промысел, нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) и  трубопроводную систему. Да, они построены в виртуальной реальности, но на абсолютно профессиональных принципах. Фактически это многопользовательские компьютеризированные тренажеры, идентичные реальным рабочим местам. Ведь инженерный труд сегодня – это дистанционное управление всеми технологическими процессами посредством компьютера. И на старших курсах только в Губкинском университете учат посредством виртуальной реальности командному взаимодействию с коллегами для решения общей задачи как на реальном объекте. Это исключительно наш эксклюзив, повторить который пока в мире никто не смог. Не случайно за эту разработку в 2015 году мы получили премию Правительства РФ в области образования.

Реальная исследовательская деятельность – еще одно ваше конкурентное преимущество, не так ли?

Действительно, большой объем научной работы, причем не бюджетной, а по заказам нефтегазовых компаний, позволяет нашим студентам учиться не только теоретически, а на реальных примерах. Плюс – сохранившаяся в нашем вузе система взаимодействия с промышленностью, выезд студентов на предприятия для прохождения производственной практики дают серьезные результаты. Наш университет уже давно состоит в серьезных  партнерских отношениях со всеми крупными нефтегазовыми компаниями, в тандеме с которыми мы реализуем, в том числе, программы инновационного развития. Широко применяется практика подготовки  целевых студентов. Активно ведется совместная с корпоративными научными центрами исследовательская  деятельность, в том числе по реализации комплексных проектов для ведущих нефтегазовых компаний России. Масса других проектов в тандеме с ведущими зарубежными сервисными компаниями, для чего у нас созданы и функционируют самые современные цепочки взаимосвязанного научно-исследовательского оборудования. Что касается наших ключевых партнеров,  в первую очередь это «Газпром», «Роснефть», «Транснефть» и «Лукойл». Конечно, другие предприятия отрасли.

Как такое сотрудничество сказывается на образовательном процессе?

Очень позитивно на такие коммуникации влияет целевая подготовка студентов, подкрепленная реальными местами для прохождения практики, т.е. на том предприятии, где студент впоследствии будет работать. Соответственно, курсовые работы, отчеты по практике учащиеся делают  исключительно на основе реальных производственных процессов на предприятии, которое направило их к нам на учебу. Плюс к этому – наука. В минувшем году наша студенческая экспедиция при содействии Русского географического общества работала на Ямале. Мы выиграли соответствующий грант, спонсором экспедиции выступила крупнейшая международная нефтегазовая компания Shell. Ребята трудились над проблемой растепления подземных слоев вечной мерзлоты в результате воздействия человека на природу из-за бурения скважин и строительства нефтегазодобывающей инфраструктуры. Вот она, живая научная деятельность, когда студенты вместе с молодыми преподавателями выезжали на Крайний Север России с нашим геофизическим оборудованием, проводили исследования, на основании которых делали серьезные научные выводы и подготовили к публикации даже некоторые открытия!

А как сегодня в Российском государственном университете нефти и газа  обстоят дела по международному сотрудничеству?

Оптимистично. Санкции нас практически не коснулись. Со всеми международными консорциумами, с которыми работали раньше, продолжаем взаимодействовать. Программы международного сотрудничества сохраняются в полном объеме. Наиболее знаковые из них? Если говорить по количеству студентов, скажем, в сфере магистерских программ, налажено  устойчивое сотрудничество с университетом города Ставангер (Норвегия), осуществляемое при поддержке компании «Статойл». Многие из тех, кто отучился по этой программе, в дальнейшем трудоустроились в эту нефтяную корпорацию, работают за рубежом. Выпускники вышеупомянутой программы получают как диплом нашего вуза, так и ставангерского  университета. В прошлом году церемония вручения дипломов была проведена прямо в Посольстве Норвегии в Москве. И Посол Норвегии в России, г-н Лейдульв Намтведт, и представители «Статойл» высоко оценили результативность подготовки студентов, которая очень порадовала наших партнеров. Подчеркивалась высокая актуальность нашей совместной программы, она действительно находится на передовых рубежах освоения Арктики, северных морей. Что касается «Роснефти» – при поддержке этой компании мы завершаем крупный проект создания Центра морского бурения, он должен вступить в строй в 2016 году.

По итогам 2014-2015 годов Губкинский университет вошел в «Топ-30» российских вузов, представленных в авторитетном международном рейтинге QS: BRICS. Какие дальнейшие цели стратегического развития вуза стоят сегодня на повестке дня?

Мы ожидаем в этом году укрупнения Губкинского университета за счет объединения с Российским государственным геологоразведочным университетом имени Серго Орджоникидзе. Это головной вуз России в области геологоразведки. Таким образом, будет создан очень сильный кластер в сфере природопользования. Соответственно, мы всерьез будем усиливать наши совместные позиции не только в области геологии нефти и газа, но и других полезных ископаемых. Нас ждет в этом направлении очень тесное взаимодействие с Министерством природных ресурсов и экологии РФ. Таким образом, мы станем базовым вузом для этого министерства. Вице-премьер Правительства РФ Александр Хлопонин, курирующий это направление, побывал недавно в нашем университете, мы презентовали ему свое видение в этой сфере. Он нас поддержал, дал поручение ускорить разработку комплексной программы развития нашего уже без пяти минут объединенного вуза. Обещал поддержку правительства. Еще из нововведений этого года – запуск двух магистерских программ на английском языке. Они, правда, не для российских граждан, а для зарубежных стран, потому как подобные пожелания исходили от Саудовской Аравии, ОАЭ, Ирана, Китая. Просьба логична, ведь магистратура длится всего 2 года, минус практика, и ради этого учить русский язык весьма затратно по времени. Запуск программ на английском языке в этом плане оптимален. И опыт реализации подобных проектов у нас уже есть. Подобными проектами мы, несомненно, усиливаем свои позиции в международных рейтингах и обеспечиваем качество образовательных услуг на мировом уровне. Сегодня мы стратегически нацелены на воспитание мыслящих инженеров нового века, нацеленных на рациональное использование недр и комплексное видение проблем в разрезе всего жизненного цикла долгосрочных нефтегазовых проектов. Эти специалисты должны быть способны разрабатывать и применять чистые и экономичные с точки зрения потребления природных ресурсов технологии для получения энергии и материалов для нужд общества. Это наше видение мы готовы продвигать и пропагандировать. На недавней Генассамблее ООН Президент РФ Владимир Путин отметил: «Нам нужны качественно иные подходы. Речь должна идти о внедрении принципиально новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволят восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой. Это действительно вызов планетарного масштаба. Убежден, чтобы ответить на него, у человечества есть интеллектуальный  потенциал».