культура

Елена Мельвиль Познавательные лекции, спектакли, киноклуб, библиотека, дискуссии, различные курсы.

Нельзя проектировать будущее, стоя к нему спиной

— Модернизация Культурного центра ЗИЛ началась в феврале 2012 года с приходом новой команды во главе с Еленой Зеленцовой. Я на тот момент была ее заместителем и исполнительным директором. Тогда учреждение называлось Культурным центром «Южный», и в нем существовало 22 творческих коллектива. Средний возраст персонала, состоявшего из 250 человек, составлял почти 55 лет. Что же изменилось с тех пор? Сейчас в Культурном центре ЗИЛ (мы вернули в название связь с заводом) существуют более 80 направлений кружков и студий, связанных с творческим, интеллектуальным и развлекательным досугом. Средний возраст людей, работающих в нашем учреждении, составляет 36 лет. Количество услуг, предоставляемых нами, увеличилось значительно. Посещаемость со 120 тысяч возросла до 263 тысяч человек в год только на мероприятия. И это только по официальным данным. Но есть и те, кто в это число не попал. Это, в частности, родители, приводящие детей в кружки. Пока они ждут своих чад, сами посещают в нашем центре выставки, заходят в библиотеку, сидят в коворкинге и кафе. Многие приходят в ЗИЛ не для получения какой-то конкретной услуги, а просто потому, что здесь они могут,

%d1%8d%d0%ba%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%80%d1%8c%d0%b5%d1%80_3

например, поиграть в теннис, встретиться. И мы их не считаем. Но если оценивать реальный поток людей, то он составляет около 450 тысяч посетителей в год. И, пожалуй, одно из наших главных достижений заключается в том, что мы расширили свою аудиторию и стали открытыми для всего города – к нам едут практически из всех округов Москвы. А раньше это был Дворец культуры местного значения, то есть он был важен для конкретного округа, для конкретных людей, которые были связаны с заводом им. Лихачева.

Но важно не только количественное преобразование, но и качественное. Традиционно все ДК воспринимались как что-то маргинальное и совсем не современное – от пространств до деятельности. Содержание и формат деятельности был весьма однообразен. Прикладное творчество, детская хореография, ИЗО и хоры, в которых поют люди пожилого возраста. А на сцене выступают буквально все: от русских народных ансамблей до известных исполнителей шансона. Доходы учреждения на тот момент были небольшие – порядка 30% от того, что получали из городского бюджета. Мы начали с разработки концепции и позиционирования, чтобы четко определить, что у нас должно быть обязательно, а чего не будет никогда.

%d0%b7%d0%b8%d0%bc%d0%bd%d0%b8%d0%b9-%d1%81%d0%b0%d0%b4_7

7-5

Это не значит, что некоторых исполнителей мы не ценим или не- которые формы для нас неприемлемы. Все по-своему хорошо для своей аудитории. Но нам очень хотелось привлечь аудиторию, ориентирующуюся на «культурный максимум», а для этого нужно завести на любительскую площадку высшие достижения культуры и искусства, а также значительно повысить качество нашего предложения. Танцевальные традиционные направления в ЗИЛе всегда были сильными, представленными коллективами с богатой историей: классический танец под руководством бывшего солиста Большого театра Геннадия Ледяха, бальный танец под руководством заслуженного работника культуры Бруно Белоусова, народный и эстрадный танец. Но нужно было показать движение вперед, поэтому мы обратились к такому направлению, как современная хореография, развивающаяся на стыке классики и авангардных течений. Поэтому на нашей площадке сначала появилась Школа современного танца ЦЕХ, а затем и театр «Балет Москва» с их замечательными современными постановками, многие из которых создавались на нашей сцене, а затем были номинированы на Национальную театральную премию «Золотая Маска».

Помимо содержательной части, мы задумались и о форме подачи наших услуг и позиционировании. К сожалению, культурная инфраструктура города, в частности, Дворцов и Домов культуры, значительно устарела, как физически, так и морально. А ведь задача, как и в 1920-е годы, когда создавалась государственная система культурного досуга, осталась прежней – воспитать нового человека, способного строить будущее. Задача непростая, как и в то время, когда сельские жители, составляющие большинство населения, хлынули в города со своей самобытной культурой, в большинстве своем безграмотные, а требовались люди новой культуры, нового быта, новых знаний и навыков, ведь они должны были научиться не только справляться с достаточно сложным оборудованием, но и изобретать новое. Создание условий для развития нового человека, образованного, творчески развитого и было целевым назначением Дворцов и Домов культуры. И, конечно же, вся деятельность этих площадок была ориентирована на сельского человека, поэтому ими культивировалась народная культура и привычные форматы – ярмарки, гулянья, праздники. Это сохранилось во многих ДК и до сегодняшних дней. Но далеко на этом не продвинешься, потому что нельзя проектировать будущее, стоя к нему спиной, повернувшись к прошлому. А с молодежью о минувшем вообще нельзя говорить. С ней можно находить контакт, только обращаясь к тому, что впереди. И кто сказал, что о прошлом можно говорить со взрослым поколением? Оно и так живет в них и уже никуда не уйдет. Они тоже хотят смотреть в будущее, хотят быть полезными. И поэтому многое из того, что мы привнесли нового в деятельность Культурно- го центра ЗИЛ (это и научно-технические кружки, и дизайн, и создание аудио- и видеотехнологий, даже программы для пожилых), относится к завтрашнему дню. Изменение культурной повестки, отношения к Культурному центру, как к востребованному и модному месту – еще одно из того, чего мы добились.

%d0%b1%d0%b8%d0%b1%d0%bb%d0%b8%d0%be%d1%82%d0%b5%d0%ba%d0%b0_23

Соблюдение баланса стабильности и инноваций

— Про культурный минимум знают все. Он заключается в том, что условно каждый человек раз в год должен сходить в театр, примерно два раза – в музей. Так среднестатистический житель нашей страны просвещается. И так было со времен СССР. Но ЗИЛ не хочет ориентироваться на тех, кому достаточно культурного минимума. Потому что мы говорим про культурный максимум, то есть мы поддерживаем тех, кто постоянно хочет развиваться. У таких людей выше запросы к качеству, содержанию. Ориентируясь на них, мы постоянно стремимся улучшать свою деятельность, расширять набор возможностей для развития. Предлагая несколько услуг одновременно, мы стараемся экономить самый дефицитный ресурс современного человека – его время. Если человек пришел сам или привел ребенка на занятия в какую-то студию, то он может посмотреть выставку, послушать интересную лекцию, а затем и заглянуть в библиотеку или купить новинку в нашем книжном магазине. А может просто посидеть в кафе или поработать в специально оборудованных местах. Возможностей много. Нужно ими пользоваться.

Конечно, нам очень сложно конкурировать с «Гаражом» или «Стрелкой». Они четко ориентируются на аудиторию, интересующую их доноров. Мы же в силу того, что являемся государственными, соблюдаем баланс традиций и инноваций, не можем бросать какие-то направления деятельности, которые, может быть, не всегда являются эффективными, но все-таки являются социально важными.

Рыночный механизм

— Конечно, значительная часть нашего бюджета финансируется городом: 550 из 2000 мест в наших творческих мастерских, кружках и студиях существуют и примерно 50% мероприятий, прежде всего социальной направленности, проводятся благодаря городскому финансированию. Бесплатность услуг должна быть, но в определенных пределах. Сейчас для развития нужно четко представлять свое место в экономике города. Или ты полноценный субъект рынка, или необходимая социальная инфраструктура, которая финансируется государством. Но у города нет средств на все бесплатное. Чтобы привлечь новую аудиторию и повысить качество, нужны инвестиции. Продажи начинаются даже не с рекламы, как принято считать. Мы начали с процесса оказания услуг. Главное – сделать место комфортным для пребывания. Часть средств опять же дал город – на ремонт и оборудование. А уже дальше мы, понимая, что находимся в рынке, стали применять бизнес-подходы. Во-первых, про нас должны знать. Для этого мы размещаем свои вывески, рекламу, активно работаем в социальных сетях, над сайтом, взаимодействуем со СМИ. Во-вторых, мы должны быть узнаваемы. Мы много работали над фирменным стилем, стилем продвижения, дизайном всей полиграфии, навигации, как внутри, так и снаружи. В-третьих, нужно было создать условия, чтобы посетитель видел, что его здесь ждут и ему рады. Мы организовали зону ресепшн, где посетителей встречает не злой охранник, требующий документы, а милые молодые сотрудники, которые могут рассказать обо всем, что проходит в ЗИЛе. Также оборудовали рекреационные зоны и организовали сопутствующие сервисы: кафе, автоматы со снэками и напитками, бесплатный Wi-Fi, коворкинг, буккроссинг, «продленку» для детей, чтобы у родителей было свободное время, книжный и сувенирный магазин… Поскольку мы не библиотека, нам не выделяют средства на обновление библиотечных фондов. Но мы всю прибыль от книжного магазина тратим на закупку книжных новинок и бесплатные мероприятия в библиотеке, а также активно работаем с издательствами. Прекрасно понимаем, что большое количество платных услуг может вызывать раздражение, поэтому и стараемся на одну платную услугу предлагать в виде своеобразного комплимента несколько бесплатных.

5