апк и пищепром

Салис Каракотов «Мы продаем систему управления урожаем»

— История вашего предприятия начинается в 1998 году, когда филиал НИИ преобразовался в «Щелково Агрохим». Какие основные направления вашей деятельности сегодня? Можно ли говорить о лидерстве компании в отрасли производства средств защиты растений?

— Еще до образования «Щелково Агрохим» институт и опытный завод производили достаточно большие объемы средств защиты растений, порядка 4-5 тыс. тонн. Правда, ассортимент был совсем другим – всего три-четыре наименования. В этом году объем производства достиг 15 тыс. тонн, это в несколько раз больше, чем в советский период развития. Мы в этом рынке хорошо ориентируемся и знаем, что реально требуется. На сегодняшний день нами создано около 100 наименований продуктов для сельхозпредприятий, что позволило завоевать 15-16% российского рынка. За годы нашего существования доля иностранных производителей уменьшилась с 80% до 50%.

Одновременно с ростом доли рос и сам рынок. В 1998 он был при- мерно 160 млн долларов, начиная с прошлого года превысил миллиард. Рынок вырос в 5-6 раз. Наверное, можно сказать, что благодаря участию отечественных компаний Россия полностью избавилась от импортных закупок зерна. Наша страна сегодня – главный экспортер пшеницы в мире. Частичная зависимость от кормовых культур осталась, но в ближайшие пять лет и это будет ликвидировано. Растут объемы выращивания сои, гороха, люпина. Это новый тренд. Мы не продаем просто препараты – мы продаем систему управления урожаем. В нее входит информация о том, сколько дать стимуляторов, гербицидов, пестицидов и всего того, что важно для возделывания. Мы пришли к созданию линейки листовых подкормок – данный метод называется сеникация. То есть аминокислоты, растворимые виды серы, микро-элементы, такие как цинк, медь, железо, молибден мы подаем не через корневую систему, а через лист. Сегодня мы привлекаем клиентов, которым интересно получить от нас не просто гербицид, а технологию, целую систему управления урожаем.

— Давайте, говоря о системе управления урожаем, поговорим о вашем опытном хозяйстве «Дубовицкое».

— Это уже больше не опытное, а, скорее, реальное предприятие. Пшеница озимая, яровая, кукуруза, ячмень, горох, соя, гречиха, фасоль, сахарная свекла – все это сейчас мы выращиваем на пашне в 6500 га. Еще есть около 2000 голов овец мясной породы из Карачаево-Черкесии. В 2006 году это предприятие было банкротом, а сегодня мы даем понять, что Центрально-черноземная полоса может побеждать Кубань.

sm62-pdf-google-chrome

День поля в хозяйстве «Дубовицкое»

— То есть вы получили убыточное хозяйство и превратили его в полноценное предприятие, приносящее прибыль? Как удалось этого добиться?

— Конечно, сою и кукурузу на зерно, горох и гречиху до нас на этом предприятии не сеяли. Все, что у них было – озимая и яровая пшеница, яровой ячмень, сахарная свекла и кукуруза на силос. Уже через 2-3 года после начала работ хозяйство стало совершен- но рентабельным. В этом году наш план 110%. В среднем мы имеем 65 центнеров с гектара – ранее было 17-18.

Это хозяйство перешло в наше ведомство для реализации инвестиционного кредита. В проект мы инвестировали 650 млн рублей. Мы произвели полное техническое перевооружение. Уже в 2008 году мы построили крупный элеватор для хранения более 35 тыс. тонн зерна. Кроме того, были построены две семенные линии для приёмки, сушки, чистки, калибровки и складирования. Когда в 2010 году президент Дмитрий Медведев посетил хозяйство, мы продемонстрировали ему элеватор. Сейчас такие объекты стали привычными, но на тот момент это был уникальный элеватор с компьютерным управлением.

Все привыкли, что у колхозников, как говорится, обычно четыре «беды»: весна, лето, осень, зима. Мы ликвидировали проблемы погодных и сезонных влияний.

sm64-pdf-google-chrome

Зернокомплекс в хозяйстве «Дубовицкое»

Если бы мы в нашем сельском хозяйстве пошли по принципу Беларуси, то в первую очередь нужно было обеспечивать хозяйства инструментарием. Но дело в том, что селяне умеют работать – только дайте им инструменты. В нашем хозяйстве инструменты дали и, как говорила одна известная бабушка после войны, – стало можно жить.

— Наверное, есть и другие особенности ведения хозяйства, благодаря которым получаются такие результаты?

— Наше хозяйство ориентировано на хорошее высокоуровневое семеноводство. То есть мы производим и продаем элиту и первую репродукцию практически всех культур, которые выращиваем. Мы сертифицированы как семеноводческое хозяйство, поэтому пользуемся семенами высоких репродукций.

Следующий принцип – система влияния на вегетацию культуры. Как доктор химических наук и член-корреспондент РАН, я под- хожу к растению исключительно как к живому организму, нуждающемуся в элементах питания. Азот, фосфор, калий знают все. Но не все знают о том, что растениям нужны вспомогательные аминокислоты и быстроусвояемые формы железа. У человека без железа будет анемия, а у растений железо – элемент, необходимый для формирования вегетативной массы. Квант света в результате фотосинтеза превращается в биомассу только при наличии определенных элементов, в числе которых есть и органика. Источник этой органики – это не удобрения, а ростстимуляторы. Удобрения – это 100-500 кг на гектар селитры, аммофоса, карбамида и хлористого калия. А в случае с ростстимуляторами мы говорим о микродозах, граммах или десятках граммов на гектар для интенсификации фотосинтетических процессов.

Например, мы знаем, что пшеница тогда хороша, когда в ней много клейковины, то есть белка. Тогда в хлеб не нужно добавлять разрыхлители, имитирующие пышность. В белке пшеницы всего четыре элемента: углерод, кислород, водород и азот. Но для образования молекулы белка нужны цинк, аминокислоты, медь, молибден, марганец и даже титан. Для риса нужен кремний. Поэтому мы разобрались в этих вопросах и сами испытывали технологии на своих растениях. Такой подход помог избавиться от дорогостоящих селитр, карбамида, аммофоса на 30-35%.

sm63-pdf-google-chrome

Недавно мы провели переговоры с крупной итальянской компанией, производящей удобрения в микрогранулах. В то время как наши производители выпускают гранулы 4-5 мм, некоторые мировые производители переходят на гранулы в 1 мм. Это позволяет на 1 га вносить не 150 кг аммофоса, а в пять раз меньше. Это и экономия денег, и экономия ресурса техники: можно не пускать лишний раз разбрасыватель. Мы нарушители этих принципов – это наша оптимизация экономики производства.

Сегодня мы, меняя нормы, придуманные советскими агрохимика- ми, приходим к экономии больше 35%. Вместо того, чтобы вложить 14000 руб на га в виде удобрений, мы тратим 10 000 руб. Это 4000 рублей на га, умножаем на 7000 – получаем более 20 млн рублей экономии. Это «живые» деньги.

— А в чем заключается ваша инициатива Дня поля?

— Когда мы увидели, что в наших условиях можно получать пшеницу с таким высоким уровнем клейковины (28-30%), то решили поделиться своим опытом и рассказать о своем продукте. Ведь такая пшеница получается абсолютно продовольственной. Мы можем вырастить пшеницу, которая позволит печь хлеб без дополнительного глютена, используя наши наработки по выращиванию. Главное – знать состав почв. Аминокислоты, микроэлементы, гуминовые вещества в микродозах решают проблему нехватки белка в пшенице. В рамках «Дней поля» мы демонстрируем не только наши засеянные поля, но и информацию о наших экономических выкладках через транспаранты, расположенные рядом с выращенными культурами. Опытный растениевод видит, что мы при определенных затратах получаем такую-то себестоимость разных культур высокого качества.

sm65-pdf-google-chrome

— То есть существует традиционная система ведения хозяйства и та, которую предлагаете вы. Можно ли, работая по вашей системе, повышать рентабельность, вкладывая меньше денег?

— Мы разработали региональные регламенты возделывания куль- тур. К примеру, на Алтае почвы в пять раз больше насыщены калием, чем в Орловской области, но там короткие лето и весна, а также нехватка фосфора. Поэтому мы должны дать растению фосфорные, азотные и аминокислотные компоненты через лист. В Московской области мы будем это делать уже через корневую систему. При затратах в 27 тыс. рублей мы получаем с га 65 центнеров, что означает выручку в 65 тыс. при стоимости в 10 тыс. за тонну. Главное, что при использовании нашего инструментария пшеница получится не фуражная, а продовольственная с 23% процентами клейковины.

Но ведь продовольственный потенциал зерна зависит не только от уровня клейковины, но и от того, сколько раз зерно укусил клоп-черепашка или насколько его поразил трипс. Поэтому важны и пестициды, которые мы производим. Мы родоначальники производства нанотехнологичных пестицидов. Это такие виды пестицидов, в которых активные ингредиенты имеют размер меньше микрона. Нами созданы несколько десятков таких продуктов, эффективных против сорняков, болезней и насекомых. В памяти у многих еще остались дусты – наши средства основаны на эффективных частицах, которые в тысячу раз меньше размером. Разумеется, и эффективность у них выше.

— А что экономичнее – традиционные пестициды или ваши?

— Конечно, наши дешевле. Их нужно намного меньше на гектар. Это был один из наших принципов: новации и дешевизна в комплексе. На «Днях поля» мы тоже это демонстрируем.