апк и пищепром

Сергей Серебряков «Нужен свежий взгляд на сельское хозяйство»

— Сергей Александрович, какие преимущества «Кировца» помогли занять такое положение на рынке?

— Мы вышли на первое место еще до падения курса рубля, а данные по нашим продажам в странах дальнего зарубежья говорят о том, что техника интересна и конкурирует в Канаде и Австралии. В наших машинах мы, в первую очередь, хотели воплотить универсальность и возможность «таскать агротехнологии по полю», то есть агрегатироваться со всеми сельхозорудиями. Мы поставили задачу шире и сделали возможность применения с нашими тракторами как современных орудий всех мировых брендов, так и отечественных старых агрегатов, которых все еще много на селе. Во-вторых, трактор должен быть более удобным для оператора, чтобы он как можно меньше уставал – шумоизоляция и кондиционер есть в базовой комплектации. Кресла, рулевые колонки, стекла – все это совершенствуется неоднократно за год и сразу же идет на сборочную линию. В-третьих, мы стараемся обеспечить высокий уровень надежности. Наша техника не подводит во время любых сезонных работ. Если что-то и произошло, то гарантийная сервисная служба в течение нескольких часов решает проблему. Ремонтопригодность и грамотное сервисное сопровождение – это тоже наши преимущества. И самое главное – это стоимость владения. У нас двукратное преимущество по сравнению с нашими основными конкурентами.

— Как вы проводите мониторинг реальных отзывов владельцев техники? Какую информацию получаете?

— Еще четыре года назад на заводе была не очень хорошая ситуация, и многие современные проблемы – это шлейф еще с тех времен. Конечно, позитивные отзывы приятны, но более полезна критика. Павел Рязанцев Сегодня АО «Петербургский тракторный завод» является единственным в России предприятием производства полного цикла энергонасыщенных тракторов. Основная линейка – это тракторы мощностью от 300 до 430 лошадиных сил. В разработке целый ряд инвестиционных научно-исследовательских и опытно-конструкторских программ по созданию техники 3 — 4-го тягового класса от 180 до 280 лошадиных сил. Завод выпускает промышленную технику: тяжелые фронтальные погрузчики, универсальные дорожные машины и колесные бульдозеры. Клиенты в этом сегменте – это горно-обогатительные комбинаты и разного рода транспортные и строительные компании. В прошлом году предприятие представило новый промышленный тягач, а в этом – универсально- дорожную машину. Доля рынка сельскохозяйственных тракторов – 70%. Порядка 30% общего производства идет на экспорт в страны СНГ и дальнего зарубежья. Штат завода примерно 2500 человек. В 2014 и 2015 годах объемы производства удваивались, а сейчас прирост составил 80% относительно аналогичного прошлогоднего периода. Недавно вышел тысячный трактор – в 2015 году эта же планка была взята только в конце октября. О том, какие вопросы остались нерешенными, журналу рассказал директор завода Сергей Александрович Серебряков. 63 Она позволяет понять, где еще нужно улучшить качество, и помогает расставить приоритеты. У нас запущена целая про- грамма для реализации обратной связи. Во-первых, раз в квартал мы проводим анкетирование клиентов в форме рассылки писем.

У нас создан сбор ежедневных данных об эксплуатации машин в полях. У специалистов гарантийно-сервисной службы есть корпоративный стандарт – обзвон ключевых клиентов. Еще мы про- водим «Дни клиентов». Каждый месяц привозим фермеров из двух-трех регионов. Мы их водим по заводу и обсуждаем разные вопросы, они высказывают свои предложения и замечания. Это не только организационный момент сбора информации – это психологическая спайка рабочих и наших специалистов. Хотелось бы, чтобы наш конструктор увидел портрет крестьянина, работающего на его машине, понял его чаяния и нужды. У нас есть мотивационные программы, смысл которых прост – следи за качеством. Рабочий, который выявил дефект в детали, получает премию, причем в этот же день, возможный заработок около 100 000 рублей. Но это бонус только для сборщиков и испытателей. Поэтому мы пошли дальше. У нас есть мотивационные программы для изготовителей деталей, мы даже 15% к зарплате прибавляем за порядок на рабочем месте. И, конечно, мы поддерживаем рационализаторов – это целая система. В частности, по инициативе рабочих мы перешли на другую схему шиномонтажа и получили экономию в 30 млн рублей.

— Можете ли вы сказать, что рост вашего производства соответствует росту рынка сельхозтехники в России, насколько он вырос?

— В последние годы рынок сельхозтехники показывал регрессирующую динамику. Мы выросли, потому что отвоевали свою долю, пользуясь особенностями макроэкономических условий, и в том числе господдержкой. По данным Минсельхоза, тяговооруженность на селе – это полторы лошадиных силы на гектар. Чтобы было понимание нашего отставания – в Беларуси это 5 лошадиных сил, в Германии 8-9, в США 8,5 сил. Минсельхоз говорит о том, что для возделывания наших пахотных угодий нужно примерно 60 000 энергонасыщенных (мощностью свыше 250 лошадиных сил) тракторов. У нас есть только половина, причем примерно 20 000 единиц техники перешагнули отметку десятилетнего возраста. Это же самое можно сказать и в общем о всей технике, не только энерговооруженной – что касается относительно новой техники, то у нас чуть более 60 000 по стране. Если говорить об обновлении парка, нужно признать, что стартовать нам придется чуть ли не с нуля.

— Но ведь дело не в том, что ни у кого нет желания покупать новую технику – у тех, кому она нужна, просто денег нет. Вы как-то пытаетесь снизить цену на вашу продукцию?

— А дело не в стоимости. Проблема глубже. Связана она с экономическим укладом в целом по стране, с инвестиционным климатом и с моделью экономики, которую мы выстраиваем. Мы имеем разноплановые проблемы, как со стороны госрегулирования рынка, так и со стороны эффективности агротехнологий, так и с точки зрения культуры и отношения самих крестьянских хозяйств и их уровня квалификации. Начинаются весенние полевые работы.

sm6-pdf-google-chrome

sm62-pdf-google-chrome

Предположим, что человек начал сейчас: трактор, комбайн, солярка, посевной материал, удобрения – все это нужно сейчас. Посеялся. Дальше нужны средства химической защиты, потом снова комбайн и солярка, нужно собрать и где-то все это хранить. Но ведь на момент посевной никто еще не знает, за сколько он продаст свой урожай. Возьмем гречиху в 2014 году – цены падали и взлетали даже не на десятки процентов, а в разы. А теперь представьте, что свое дело вы начали за кредитные деньги, а возвращать вам нужно именно тогда, когда ваша гречиха упала в цене. Вы банкрот. Или понесли гигантские убытки. И так происходит в целом по отрасли. Нужна система гарантий, которая улучшила бы, в том числе, и инвестиционные возможности в сельском хозяйстве. Нужна политика зонального регулирования. Нам необходимо гармоничное развитие сельского хозяйства по всей территории страны – это не только экономика, это вопрос занятости и развития людей. Да, у нас есть регионы, где рентабельность гораздо выше, но это не должно приводить к исчезновению хозяйства там, где выше себестоимость возделывания культур. Но этим нужно управлять. А иначе будет то, что мы видим сегодня: деградация технологий и парка техники и потеря эффективности.

— Если все российские хозяйства объединить в одну глобальную компанию с госучастием, чтобы в случае экономических неудач фермеры всегда знали, что их подстрахуют и компенсируют недоимки из-за тех же скачков цен на гречиху, решит ли это проблему отрасли?

— Нам нужно определиться с моделью экономического уклада и целью его существования. Нужен новый взгляд, абсолютно свежий, продуманный, на то, для чего существует сельское хозяйство. Я вижу три цели. Первая – удовлетворение демографической потребности населения в продуктах питания и обеспечение продовольственного суверенитета России. Закрываться от внешнего мира – это крайность. Пусть помидоры из Турции везутся, но они не должны убивать отрасль производства томатов в стране. Вторая цель – гармоничное развитие сельхозтерриторий. Оно должно быть базисом экономического уклада и идеей сельской местности, которая является позвоночником общества нашего государства. Третья цель – развитие сельского хозяйства как отрасли экономики, которая может быть локомотивом для других отраслей, таких как машиностроение, аграрная наука, инфраструктурное строительство. Государство должно обеспечить труженикам села стабильность и экономическую целесообразность их деятельности, с другой стороны – нам нужны экологичность и качество продукции. А нынешний уклад с рынком, где кто-то как-то определяет цены, не позволит гармонично развивать село. А отсюда и проблемы, связанные с тракторами и двигателестроением и станкостроением. Мы имеем дело с отсутствием межотраслевых балансов.

sm63-pdf-google-chrome